type me gently [видео, фэнтези]

Вас еще не оттипировали? Тогда мы идем к вам!

Кто же я?

Дон Кихот
0
Голосов нет
Дюма
0
Голосов нет
Робеспьер
0
Голосов нет
Гюго
0
Голосов нет
Жуков
0
Голосов нет
Есенин
0
Голосов нет
Гамлет
1
6%
Максим Горький
1
6%
Наполеон
0
Голосов нет
Бальзак
10
59%
Джек Лондон
2
12%
Драйзер
0
Голосов нет
Гексли
1
6%
Габен
1
6%
Штирлиц
0
Голосов нет
Достоевский
1
6%
 
Всего голосов : 17

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Ср янв 23, 2019 4:36 pm

ЛориМакгрегор писал(а):Так творческой тоже всё равно. Вот я смотрю фильм, где орк Вася зверски убил эльфа Петю. Так я потом буду не спать несколько ночей. Пофиг, что не существует Васи и Пети. Но в сфере отношений такое возможно. Или орк Вася бросил пить и подарил хоббитке Лене цветочек. И я буду радоваться. Так как в мире это Возможно. Наверно, потому Дось тяготеет быть учителем.

Хм, мне кажется, что это больше к ЧЭ, хотя и к БЭ, второе вот особенно. Хотя второму я бы и сама обрадовалась, но от событий с эльфом Петей я бы предпочла абстрагироваться, спать ночами смогла бы. По-переживаю и пройдёт, если пришло извне и не про близких людей.
И к восприятию, а не к анализу, учитывая то, что я вычитала про рац/иррац.
Лори, я очень прошу прощения, вы меня совершенно не просили вас типировать и вообще мы здесь типируем меня, но я вижу в вас чистую магию ЧИ, не сдерживаемую ни логикой, ни рациональностью, а также общее ощущение общения с вами похоже на ощущение от общения с моей близкой подругой Гексли.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение ЛориМакгрегор » Ср янв 23, 2019 4:44 pm

Эмм, Гексли из меня никакой. :-))) Я интро в совсем чистом его варианте. Но магия ЧИ имеет место.
Инструкция по заполнению фэнтези-анкеты

ДоноДостоГам
Странствующий сказочник Андерсен
А ещё я гениальный эльф. :)
И оракул.

"За Макдьюи!" (с)
Аватара пользователя
ЛориМакгрегор
Местный
Местный
 
Сообщения: 1442
Зарегистрирован: Сб сен 24, 2011 2:53 am
Откуда: Вечность
Медали: 1
Пол: Женский
Соционический тип: Дон Кихот
Тип по психе-йоге: Андерсен (ЭЛВФ)
Профессия: Веганическая Ночная Фурия

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Ср янв 23, 2019 4:50 pm

ЛориМакгрегор писал(а):Эмм, Гексли из меня никакой. :-))) Я интро в совсем чистом его варианте. Но магия ЧИ имеет место.

Именно потому что интро? Я бы послушала, почему вы считаете так, но я пойму, если вы не захотите на это отвечать здесь или в принципе.
Вот из меня точно никакой, во время отношений с Габеном он, не зная или не ориентируясь на соционику, пытался мне объяснить(по моим запросам, конечно же), как быть Гексли. Я пыталась, но не смогла.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение ЛориМакгрегор » Ср янв 23, 2019 5:34 pm

Какая прелесть эти Габены. :lol: Как истинный интро, отвечу в личке, конечно. И хотела сказать, что на Еся вы не похожи.
Инструкция по заполнению фэнтези-анкеты

ДоноДостоГам
Странствующий сказочник Андерсен
А ещё я гениальный эльф. :)
И оракул.

"За Макдьюи!" (с)
Аватара пользователя
ЛориМакгрегор
Местный
Местный
 
Сообщения: 1442
Зарегистрирован: Сб сен 24, 2011 2:53 am
Откуда: Вечность
Медали: 1
Пол: Женский
Соционический тип: Дон Кихот
Тип по психе-йоге: Андерсен (ЭЛВФ)
Профессия: Веганическая Ночная Фурия

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Ср янв 23, 2019 6:06 pm

ЛориМакгрегор писал(а):Какая прелесть эти Габены. :lol: Как истинный интро, отвечу в личке, конечно. И хотела сказать, что на Еся вы не похожи.

Буду ждать, спасибо, мне правда интересно.
Да я и сама думаю, что я не шибко похожа на Еся.

Надо сказать, что из Габена непросто было выудить, что же ему такое надо от партнёра, потому что на первый взгляд-то было и хорошо, да и вообще первые полгода, а потом я несколько перестала улавливать. Хоть что-то мне подсказывало изначально, что вот не продлится это, я надеялась, человек-то хороший(так, я явно фейлю со своей безоценочностью, как же сложно). Любой компромисс превращался в мои уступки.
Да и ещё и как он это говорил, я далеко не сразу поняла, что он объясняет вот всё то, что Гексли как-то естественно делают, я тогда забила на соционику давным давно и не вспоминала о ней особо. Так вот, это, блин, оскорбительно было для меня.
Типа, "исчезай куда-нибудь, можешь уехать куда хочешь без меня, так и делай, мне нужно больше пространства, пореже бывай дома" — какого черта? А потом смотрю на Гексли, так у неё парень есть и они вместе живут, а она на чьей-то квартире уже третий день тусует и норм. И так регулярно. Или поссорилась с парнем, уехала в другой город на полгода, он осознал — она вернулась.

И в эмоциональную подстраиваемость не могу. Как он пытался это объяснить: Говорит, мол, кричи. У меня первая реакция: Зачем? Ночь, люди спят, не хочу тревожить. И вообще мне некомфортно кричать. Он говорит, мол, в этом и дело. Мы должны быть на одной волнеее. Ты не должна спрашивать, просто делай. Попробовали ещё раз, я крикнула, было неприятно, а ему доставило.

Авантюризма большего хотел. Пойти отыгрывать иностранцев с сотрудниками магазина, прикалываться больше. У меня ступор, я думаю, зачем людей дурачить? Нам может и весело будет, а им вдруг неприятно, что мы так. Он такой "да нормально будет, тоже повеселятся". Но как-то не моё, мне не хочется так.
Зато как слушаю о приключениях Геков, так хоть стой, хоть падай. Кто поехал ночью в какую-то мутную избу, а потом клад искать с лопатой? Один Гексли. Кто уснул зимой в чистом поле пьяный и рюкзак потерял, хотя его чётко посадили на такси домой? Другой Гексли. И так нередко. Им будто бы вообще ничего для приключений самим делать не надо, они просто случаются.

Я как, я убираюсь, когда прокрастинирую преимущественно от чего-то. Вообще хозяйство — это либо сразу, либо я забыла до востребования. А подруга-Гек как осознает вдруг весь бардак (ощущение именно что будто бы вдруг, а то его не было всё это время) и яростно начнёт полы мыть или ещё что. Забавно выходит. Вообще как ни созвонимся, так она посуду моет, полы драит или ещё что. Хозяюшка. Габенам такое тоже походу только доставляет, в - внимание, забота об отношениях, так это воспринимается. Да, Габен как-то сказал, что забота об отношениях — это когда посуду сразу моешь. Я выпала.

Да и вообще он хотел, чтобы я соглашалась с ним во всём. Будто бы я не могу иметь своего мнения. Я ему просто говорю, что я думаю, а он воспринимает, будто я спорю с ним. А ведь я даже переубедить не пытаюсь, просто объясняю, как оно с моей точки зрения, как оно может быть с чужой точки зрения. После расставания оказалось, что я должна была ВСЕГДА вставать на его сторону в любом вопросе. Не, я не готова отказаться от своего мнения или хотя бы скрывать его на постоянной основе от близкого человека, это для меня всё равно, что перестать быть личностью. Тем более что речь не шла о нём или нас, сторонние темы.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Ср янв 23, 2019 9:43 pm

Итак, я не то чтобы особо долго выбирала, по какому материалу делать разбор по модели А, так что не судите строго на этот счёт. Стратиевская.
Я попробую разобрать как минимум Баля и Доста (надеюсь, что эта информация будет полезна. У обоих соответствует немало по различным источникам). Потом может и Еся, хотя Есь вряд ли, но раз он на обсуждении...
То, что я подчёркиваю — похоже на правду. Что выделяю жирным — не соответствует, на мой взгляд. Остальное не шибко очевидно, куда отнести.
В скобочках с маленькой буквы и курсивом мои комментарии.

Ввиду лимита символов выкладывать буду частями.

Бальзак

БИ
Бальзак живет по принципу "поспешай медленно"(имхо, я живу так, будто бы у меня полно времени) и очень не любит, когда ему навязывают другие темпы(не знаю).

Можно только позавидовать тому, что он никогда никуда не спешит и никогда никуда не опаздывает. (У него даже намеренно опоздать не получается). Транспортные неурядицы и "пробки" на дорогах, похоже, никак не усложняют его жизнь: несмотря ни на что, он всегда прибывает вовремя. (я могу опоздать на десять минут. Могу. В случае пиздца я могу опоздать на сколько угодно на самом деле, правда вот всё равно успею, что нужно, даже в последний момент, но стараюсь не опаздывать, чтобы не заставлять никого ждать. Хотя я знаю, когда я могу опоздать)

В его жизни никогда не случается ничего непредвиденного, потому что он все умеет предвидеть. Совпадение собственных прогнозов довольно рано перестает его и удивлять и радовать. Он как будто рождается со знанием всего того, что произойдет с ним в будущем, и всего того, что уже происходило в далеком прошлом (это звучит странно). Это, казалось бы, огромное преимущество перед остальными оборачивается для него существенной проблемой — иногда ему становится скучно жить (нет). Настолько хорошо он все предвидит, что для него как будто не существует в жизни сюрпризов (даже если ты знаешь, что кто-то может что-то сделать, нет полной уверенности в том, когда именно он это сделает и сделает ли, в самом деле, мало ли что он там порешил. Как-то идеализируется тут прогноз Баля сильно).

Бальзак не торопится одаривать всех и каждого своими предсказаниями, он не идет работать "гадалкой". Для него умение видеть "сквозь время" слишком естественно для того, чтобы делать из этого "аттракцион". Бальзак предпочитает роль учителя, анализирующего совершаемые ошибки и предостерегающего от их повторения. (а зачем всеми каждому мои прогнозы? Если человеку не интересно, я стараюсь не навязывать)

Как это ни печально, но Бальзак со свойственным ему пессимизмом часто выполняет функцию того самого сказочного камня, который предрекает: "Пойдешь направо — коня потеряешь, пойдешь налево — голову сложишь..." И вроде бы не остается никаких других возможностей, кроме как повернуть назад. (всегда есть возможности!)

Бальзак не тот, кто будет воспевать "безумство храбрых". Наоборот, он сочтет своим долгом своевременно предостеречь от безрассудных поступков, предупредить о всех возможных опасностях, указать на самый неблагоприятный ход событий. (я чаще сначала на благоприятный укажу, если он вероятнее. Хотя если неблагоприятный там основной...)

Бальзак обладает способностью в последовательности любых явлений своевременно увидеть самое слабое звено. Он также не сочтет за труд проанализировать, какие скрытые опасности оно в себе таит и какие грядущие неприятности за собой повлечет.

Бальзак, как никто другой, видит изначальную обреченность многих предприятий или ошибочность многих несвоевременных начинаний(допустим, но я предлагаю, как это можно исправить и даже сделать из этого что-то годное). Но при всем своем пессимизме Бальзак, в отличие от некоторых других интуи-тов, не предрекает близкого конца света. (Он вообще против того, чтобы нагнетать общественную истерию посредством мрачных прогнозов)

Бальзак любит философски смотреть на происходящее, поэтому "утешает" изречениями типа: "все проходит", "все мы там будем", "завтра еще не конец света", "это пройдет"...(может, я и могу так тоже сказать, но утешать предпочту иначе, я лучше покажу человеку на положительные стороны ситуации, подбодрю сказав, в чём он хорош и вообще найду в чём он замечательный, предложу какой-нибудь выход, как ему относиться и действовать в ситуации будет полезнее)

Бальзак считает, что все приходит вовремя к тому, кто умеет ждать.(спорно) Бальзак умеет ждать. Он умеет заполнить время ожидания так, что оно растянется на всю жизнь, не причинив его планам никакого ущерба.

Бальзак умеет быть хозяином собственного времени — это позволяет ему чувствовать себя независимым. Бальзак умеет не подчиняться обстоятельствам: он предпочитает их использовать. Не имея привычки обольщаться или заблуждаться на свой счет, он способен реально оценить собственные возможности в конкретных условиях, на определенном этапе (вообще мне хотелось бы в это верить, но могу ли? Я не уверена).

Бальзак — единственный, кто видит самые скрытые и самые незаметные тенденции исторического развития общества (черт знает, не слежу). Он, как никто, чувствует взаимосвязь событий во времени, понимает, как происходящее сегодня влияет на дальнейший ход истории. О каком бы событии ни размышлял Бальзак, он видит его одновременно в настоящем, прошлом и будущем(Бальзак осознал нелинейность времени и просветлился. Я не уверена, что я могу себе такое представить). И это для него не более, чем естественное восприятие всех жизненных явлений (эхем, ну-ну, я не могу сказать, что верю, что Бальзак такой, это звучит как утрирование, но ко мне это вряд ли так относится).

Следуя своему постоянному стремлению избегать возможных ошибок, Бальзак часто берет на себя роль стороннего наблюдателя(смотря за чем, наблюдать я люблю так-то), чем дает повод к обвинению в пассивном отношении к жизни.

Недостатком бальзаковских предостережений является отсутствие в них позитивной альтернативы, вследствие чего они часто "замораживают" чью-то деловую активность. При всем стремлении Бальзака предотвратить количество совершаемых в мире ошибок их не становится меньше(прям грустно за Бальзака, но он не всесилен). Хотя бы потому, что отказ от намеченных планов во избежание опасностей, сопутствующих их осуществлению, уже сам по себе может быть ошибкой(а может и не быть, неужели нельзя исключить опасность? Часто можно).

ЧЛ
Время Бальзака заполнено делами либо размышлениями о том, как их лучше сделать. Бальзак лучше всего работает там, где менее всего на него давят, влияют, отвлекают или мешают, где наименьшая вероятность ненужной суеты, суматохи, штурмовщины, этических "разборок" или интриг в коллективе.

Внутренне глубоко независимый, Бальзак в любом деле стремится быть свободным от обстоятельств. Какой бы ни был напряженный режим на производстве, на него это не повлияет(могу застрессовать): он методично и спокойно отрабатывает свой рабочий день, удобно и размеренно распределяет свои силы, чередуя разные виды работ и разные виды нагрузок.(я не знаю, так ли я хороша в этом)

Бальзак педантично следует заданным указаниям. Если ему предписана определенная последовательность работы, он ее неукоснительно выполняет(Я стараюсь! Не всегда выходит). Но там, где от него требуется только конечный результат, а промежуточная последовательность не важна, он предпочитает следовать собственному плану работы и, по возможности, собственным рациональным методикам.(технология выработана, технология привычная, оставьте в покое технологию. Хотя если её можно улучшить, то я слушаю, порой даже ищу способы сама, хотя привычное роднее)

Очень усидчив, с удовольствием занимается трудоемкой кропотливой работой, тщательно прорабатывает детали. Прежде, чем сдать работу, внимательно ее проверяет, стараясь не допустить ошибок. Для Бальзака очень важно, чтобы анализ ошибок в его работе был своевременным и, главное, конструктивным.

Постоянно заботится об уровне своей квалификации. Всегда благодарен за ценные указания и советы по работе. (про это я отдельно писала ранее, работать надо на совесть)

Очень переживает, когда его работа не получает высокой оценки, — это наводит его на мысли о собственной "профнепригодности". Иногда приходит к выводу, что принесет больше пользы, работая консультантом, инструктором, методистом, контролером, чем простым исполнителем.

Очень любит, когда к нему на инструктаж присылают новых работников. Бальзак обожает инструктировать — это его "звездный час", которого он всегда с нетерпением ждет.

Не рекомендуется учить Бальзака, в каком порядке ему следует осуществлять свои планы, когда и как ему заниматься своими делами. И уж тем более не стоит его поучать, что и как надо делать(лично я послушаю). Он предпочитает не иметь дело с теми, кто знает "как надо": он из тех, кто для себя лучше это знает.(а я не могу сказать, что точно лучше знаю, как надо, мне было бы интересно услышать чужое мнение)

Главное, он знает, стоит ли выполнять это дело вообще. В первую очередь, по его мнению, следует основательно продумать, что это за дело, кому и для чего оно нужно, и чем именно он в этом деле может быть полезен. (если я что-то делаю, это должно быть кому-то нужно и желательно не только мне, иначе зачем я это делаю?)

Если ему дать какую-то работу, но не назначить срок ее выполнения, Бальзак вообще не сочтет это заданной работой: он либо забудет о ней, либо проигнорирует(не забуду совсем, только по прошествии времени могу, но если срока нет, то куда спешить-то? Будет срок, будет и работа. Впрочем, если есть понимание, что хоть срока и нет, но лучше скорее, то сделаю). Ему необходимо аргументированно объяснить, для чего она нужна и как скоро требуется ее исполнение. Только после этого он сможет воспринимать задание всерьез. Такой подход к делу объясняется стремлением не делать ничего лишнего, не делать того, что никому не нужно.

Для Бальзака, как для любого представителя третьей квадры очень важно сознание собственной востребованности: он не сделает того, что никому не нужно, он хочет быть свободным для дел, которые кому-то действительно нужны. Бальзак подрядится на бесполезную работу только в том случае, если он до этого был безработным и ему сейчас не на что жить. Но впоследствии он постарается найти себе более удачное применение.

Бальзак из тех, кто "семь раз отмерит" и еще сто раз подумает, прежде чем "отрезать". Бальзак обязательно подумает и о последствиях своего соучастия в чем-либо. Бальзак старается никогда и ничем не рисковать. Он не из тех, кто примыкает к оппозиции или к диссидентскому движению, хотя и может поддерживать личные отношения с отдельными его представителями (если мне близки чьи-то идеи, может и примкну, исключать не буду, но если это связано с опасностью, я сто раз подумаю. Надо, чтобы прям нужна была там). Да и зачем ему, если он умеет дождаться нужной ему политической ситуации и использовать ее для реализации своих планов.(да я вообще об этом не думаю)

БС
Бальзак старается сделать все необходимое для устройства собственного быта(имхо, я так себе стараюсь). Дом Бальзака — не только его крепость: это и его духовный и интеллектуальный "оазис", где непременно должны находиться его любимые и дорогие ему вещи — любимые книги, любимая музыка, любимые портреты и фотографии на стенах, любимые "памятные подарки" на полках.

Бальзак может уютно устроиться и в одной маленькой комнатке — главное, чтобы нашлось место для его "любимого" кресла (я даже стул себе купить уже три месяца съездить не могу) и для его книг. Бальзак любит удобную мебель, не важно, какого стиля, любит приглушенное, теплое освещение. Любит растопить камин зимним вечером, любит шум дождя за окном.

Бальзак старается запасаться "про черный день" всем необходимым. Недуализированный Бальзак по возможности закупает всего "по два, по четыре, по шесть, по восемь."(эй, я сама не шибко запаслива, но это относительно немного, вон Штир покупает по 20 банок тунца по скидочке, где же это "по два" — на черный день?)Достоверный факт: один из представителей этого типа оборудовал у себя дома уютный и удобный подвальчик, куда нанес все нужное "на случай войны". (не, так не хочу)

Бальзак очень ценит собственный комфорт и душевный покой. Старается создавать вокруг себя уютную и удобную микросреду. С удовольствием окружает себя красивыми вещами. Любит собирать небольшие коллекции произведений искусства, делать себе "памятные подарки" (я не особо делаю себе подарки, давайте кто-нибудь другой, в чём смысл делать их самому себе).

Прекрасно чувствует себя в уютной и доброжелательной обстановке. Любит "наносить визиты" в хлебосольные и гостеприимные дома (но только будучи уверенным, что ему там действительно рады). Охотно принимает приглашения на вечеринки в приятную и интересную компанию. Заранее беспокоится о том, как провести наступающие праздники.(могу ничего не планировать и тихо надеяться, что куда-то позовут) Любит принимать у себя ограниченный круг близких друзей, угощая не только вкусной едой, но и приятной интеллектуальной беседой об анализе последних событий в области культуры, искусства и политики(политику можно условно включить, но если в конфликт не перерастёт, что бывает при диаметрально противоположных точках зрения, так что среди близких по взглядам людей только). Вечер, проведенный без интеллектуально насыщенной беседы, Бальзак считает неудавшимся. (Поэтому успех "бальзаковских вечеров" в немалой степени зависит от умения его дуала Цезаря вовремя перестать лидировать и уйти на второй план., не мешая Бальзаку в его интеллектуальной инициативе.)

Бальзак всегда открыт для восприятия новых ощущений. Он с детским любопытством попробует новое кушанье. Со вниманием выслушает новую для себя музыку. Бальзаковскому вкусу не чуждо смешение музыкальных стилей: он может на одной кассете записать и "тяжелый рок", и музыку "барокко". (я отношусь к новому с некоторой долей подозрительности, если честно, если я с кем-то я охотно пойду в новое место или попробую новую пищу, в другом случае могу растеряться, мол, "ой, что, как, я никогда не пробовала такую кухню, как это есть". В принципе резко новая ситуация имеет высокие шансы меня застрессовать, даже если, казалось бы, необоснованно)

Впрочем, некоторые из представителей этого типа стараются не загромождать свой слух музыкой низкого качества, но это уже относится к стремлению Бальзака всемерно развивать свой художественный вкус и создавать себе условия повышенного комфорта: тогда он окружает себя вещами лучшего качества, одевается дорого(где начинается дорого? Но это совсем не обязательно, вот качественно и гармонично — важно), красиво и аккуратно ( P.M. Горбачева), старается быть в курсе всех художественных новинок — премьеры, модные выставки, концерты "знаменитостей" (если честно, как-то бывает интересно периодически, когда хочется куда-то сходить, а так — не слежу).

По той же причине Бальзак старается бережно относиться к собственному здоровью. По мере надобности следит за своим весом, соблюдает профилактические диеты(с подросткового возраста нет, лучше повышение физической активности и ПП), подвергает себя необременительному, по возможности, голоданию(увольте, как может быть необременительным голодание?), питается здоровой растительной пищей(гм, ну, не знаю, я не парюсь на самом деле).

Особое внимание уделяет отдыху и сну. У некоторых представителей этого типа складывается свой, индивидуальный режим работы и отдыха. Иногда Бальзак не видит для себя особого проступка в том, чтобы заснуть там, где ему это вдруг захотелось(я очень плохо засыпаю на новом месте). Иной раз можно увидеть Бальзака спящим на рабочем месте или даже во время монотонной работы, продолжающего ее автоматически делать руками, спящим во время урока, во время прослушивания музыкальной программы. Будучи посланным "на картошку", Бальзак может уютно устроиться на грядке и спать(место для шутки про овощ). (Кутузов, как известно, мог заснуть на военном совете.)

Тем не менее сенсорика ощущений — это та область, которую Бальзак старается в себе развивать до общепринятого уровня. Его успехи на этом поприще — залог его успешной дуализации: старание Бальзака эстетично выглядеть и оформить свой быт надлежащим образом вознаграждается вниманием и высокой оценкой его дуала Цезаря, у которого с чувством собственного достоинства и природным эстетическим вкусом все обстоит хорошо, и он не потерпит рядом с собой "невзрачного замухрышку". (Известны случаи неудавшейся дуализации у Бальзаков с недоразвитой до норматива сенсорикой ощущений). Поэтому при всем нежелании Бальзака сделать над собой лишнее волевое усилие, он вынужден тщательно заниматься собственной внешностью, добротно и со вкусом благоустраивать свой быт и почаще "выходить в свет", где у него гораздо больше шансов встретить своего дуала, чем сидя дома в собственном уютном кресле.

ЧЭ
Проявляется в стремлении Бальзака оградить себя от сильного эмоционального воздействия, в нежелании втягиваться в напряженный эмоциональный режим.

Бальзак считает необходимым подчинять свои эмоции рассудку — это его незыблемое правило, которого он неукоснительно придерживается сам, и постоянно внушает своему окружению.

"Трагинервических явлений, девичьих обмороков, слез..." Бальзак действительно терпеть не может(я уже описывала, что это раздражитель, который нельзя игнорировать, надо утешить или уйти) и в своем стремлении избежать их любой ценой он часто ведет себя до такой степени неэтично, что сам же невольно их и провоцирует. (помимо некоторых случаев с мамой(ИЭИ) и я вообще не припомню, чтобы моё поведение когда-либо вызывало у кого-то слёзы, по крайней мере о которых мне известно)

Стремясь быть предельно сдержанным в проявлении собственных чувств, стараясь ничем не обнаружить свое истинное эмоциональное состояние, из опасения вовлечься в какую-нибудь этическую интригу, Бальзак неосознанно ведет себя самым интригующим образом(если я думаю, что я нужна в ситуации спокойной — буду спокойной, если я думаю, что я нужна в ситуации позитивной — я буду позитивной, если я не сосредотачиваюсь на этом, то у меня на лице либо грустная мина, если верить окружающим, либо всё написано. Хотя сообщения о том, что я выгляжу таинственно мне прилетают, но, возможно, потому что я могу задуматься и уйти в себя, быть не шибко разговорчивой и вот это вот всё), чем постоянно навлекает на себя риск самого бурного выяснения отношений. Напуская на себя демонстративно безучастный вид, он на самом деле часто создает ложно многозначительную "маску", которая одновременно и интригует и раздражает. Во всяком случае, у многих из его партнеров возникает желание ее сорвать и разглядеть истинное его лицо. Часто бывает так: чем больше "таинственности" он на себя напускает, тем "круче" с ним разбираются. ("Напускное безразличие" Бальзака нередко является для него средством "этической разведки" во взаимоотношениях с партнером, проверкой заинтересованности партнера в дальнейшем развитии отношений.

Эмоционально уязвимому, легкоранимому, неуверенному в своей привлекательности Бальзаку чрезвычайно важно знать степень заинтересованности в нем партнера. Иногда он использует для этого такой "трюк": заговорив с партнером о чем-нибудь первостепенно значимом, он вдруг делает паузу и как будто отвлекается на что-то незначительное, незаметно наблюдая за поведением партнера и выжидая, когда и как он проявит интерес к затронутой теме. Во взаимоотношениях с Цезарем это еще и способ дисциплинировать постоянно рассеивающееся внимание своего дуала, попытка сосредоточить его внимание на себе; а также, что очень важно в процессе дуализации, — попытка соизмерить значимость собственных ценностей с ценностями своего партнера.)

Само собой разумеется, Бальзак даже для себя не может объяснить истинную причину своей "невозмутимости" (а загадочности в себе он вообще никакой не видит и никогда ее намеренно не напускает — он ведь не этик, а логик). Чаще всего он ведет себя таким образом только из желания оградить себя от психологического дискомфорта, который он видит в эмоционально перенасыщенном психологическом режиме. Именно поэтому, как он считает, единственная возможность для него подстраховаться — это создать видимость невозмутимости. Но поскольку это делается главным образом в этических ситуациях, его партнеры часто чувствуют себя оскорбленными его безразличием, тем более напускным. Вот и получается, что предусмотрительный Бальзак первый становится жертвой собственной подстраховки.

Еще хуже получается, когда Бальзак начинает "выравнивать" эмоциональное состояние партнера, ободряя его взглядом или словом. Само по себе это возможно и неплохо, но в сложной этической ситуации такое поведение обычно воспринимается не только как "моральная поддержка", но и как обнадеживание, что приводит к очередному выяснению отношений со всеми вытекающими эмоциональными последствиями.

Проявление собственных эмоций для него также не обходится без осложнений. Из-за вечного страха быть неправильно понятым при естественном их проявлении или при намеренном их сокрытии Бальзак постоянно пребывает в растерянности, когда дело касается выражения его собственных чувств. Тут он сталкивается со многими проблемами одновременно: иногда он просто не может в себе разобраться — его чувства кажутся ему либо недостаточно определенными(вроде бывает, но оттенков больше, чем слов для выражения, думаю, всё-таки ничего удивительного), либо слишком противоречивыми. Кроме того, он не всегда может найти подходящую форму для их выражения, и не каждому позволит помочь себе выразить свои чувства(а зачем тут кому-то мне помогать?). Часто он боится сказать что-нибудь лишнее, чтобы не обнадеживать человека и не заставить потом страдать. Часто собственные эмоциональные возможности кажутся ему недостаточно изученными (я не хочу изучать, просто ограничить негативные). Он может проявлять свои чувства в такой "мудреной" форме, как забота о судьбе своих отношений с партнером(это разве мудрёная форма?), предостерегая его от связи с собой, "недостойным". Он может наговорить о себе много несправедливого и неприятного, предоставляя судить, "какие розы нам заготовил Гименей". Причем, поскольку все это говорится уверенным и рассудительным тоном, мало кто заподозрит за всем этим нагромождением противоречивых доводов элементарную неуверенность в себе. (я могу наговорить о себе правду и ещё не самую красивую правду, потому что считаю, что секретов в отношениях быть не должно, однако у меня в самом деле есть некоторые сомнения, а так ли своевременно я это делаю, но я хочу составить наиболее полное представление обо мне, а чем дальше, тем сложнее может быть это сделать. И чтобы потом не прилетело от друзей случайно что-то, что можно двусмысленно понять или с большим недоверием, чем от меня, будто бы я скрывала. Не буду решительно заявлять, что никогда-никогда-никогда не представляю факты в нужном для ситуации свете, не опуская каких-то деталей, но врать вообще очень не люблю и не хочу, только правду обо всём приходится деформировать в более вежливый манер же, чтобы не рубила с плеча)

К сожалению, избавлять Бальзака от неуверенности в себе — это долгий, мучительно тяжелый и зачастую неблагодарный труд. Один только Цезарь — его дуал, может справиться с этим заданием успешно. Не утруждая себя размышлениями о противоречивости бальзаковской этики, он естественно вовлекает его в свою наивную, бесхитростную и искренне-доброжелательную эмоциональную игру. Практика показывает, что никакой другой этик, даже ближайший к нему по квадре — Драйзер, не в состоянии успешно справиться с бальзаковскими "этическими головоломками".

Бальзака всегда пугают и раздражают неадекватно выраженные эмоции, независимо от того, положительные они или отрицательные. Достаточно одного неумеренного восклицания, чтобы он почувствовал себя плохо. Поэтому Бальзак болезненно воспринимает любой разговор на повышенных тонах. Независимо от того, деловой это разговор или выяснение отношений, он плохо себя чувствует в сплошном потоке насыщенных эмоций. Бальзак не терпит раздраженного тона, но он обречен всю жизнь с этим сталкиваться: в детстве он страдает от раздражения родителей и воспитателей, в зрелые годы он раздражает начальство и сослуживцев. Раздражать опять же может чем угодно: старомодными манерами, медлительностью или неловкостью движений, монотонностью голоса, кротким или испуганным видом — да мало ли чем, если дело не столько в нем самом, сколько в неудобных отношениях, в которые он постоянно попадает (как, впрочем, и каждый из нас).

Что уж тогда говорить об истериках со слезами и упреками, о скандалах с битьем посуды и "сердечными припадками" с валерьянкой и "неотложкой"... Для Бальзака это просто кара Господня — только непонятно, за какие грехи. Попадая в водоворот истерик, да еще сопровождаемых силовым давлением, Бальзак испытывает панический ужас — состояние, из которого он не знает, как вырваться. Поэтому в такой момент способен совершить самый дикий, самый неожиданный поступок. (Например, подобно Пьеру Безухову, замахнуться на жену мраморным столиком.) (мне сложно описать состояние, в которое я попадаю, но оно не мешает мне функционировать какое-то время, я сначала могу подвиснуть, потом стараюсь гармонизировать, либо уйти, как я уже писала. А вот если не получается, то худо. Недавно я начала стараться обращать своё внимание на это, осознание и тревожность может накатить только после, особенно если я что-то делала всё это время. Но диких неожиданных поступков от себя не припомню, хотя смотря что таковым считать)

В любой этически неловкой ситуации Бальзак чувствует себя очень неспокойно. Иногда в поисках выхода он усугубляет создавшееся напряжение, уже не рассуждая, прав он или виноват, стремясь как можно скорее "исчерпать" ситуацию, чем бы ему это ни грозило. В такие минуты он способен на поступок, о котором возможно потом будет сожалеть, но в данную минуту это для него не имеет значения: его рассудок полиостью подчинен водовороту эмоций, перед которым он беспомощен, и потому себе не принадлежит.

Ослепление эмоциями для Бальзака равносильно безумию. То же самое он думает и о других. Поэтому боится и ненавидит проявление социально-политической истерии в любой ее форме. Как только появляется очередной политический лидер-маньяк или новоявленный пророк-психопат, Бальзак "уходит" в свой благоустроенный подвальчик и затворяется там до лучших времен или спасается где-нибудь "за океаном".

После всех пережитых им в реальной жизни потрясений легкая эмоциональная разрядка в виде "страшной сказки на ночь" (какого-нибудь фильма ужасов) для Бальзака не более, чем детская забава(фильмы ужасов — часто смешны мне, потому что видятся очень глупыми. "Мы знаем, что по лесу разгуливает маньяк? Ой, что это, заброшенный дом, из которого слышны какие-то звуки? А давайте туда зайдём". Возможно, я не то смотрела, но я не любитель. Вот игры-триллеры кажутся мне шибко страшными, там ощущается погружение, я максимум прохождение посмотрю, сама не буду играть, это стрессово, а мне не нравится входить в такое состояние). Излюбленный жанр — комический некротриллер (типа "Семейства Адамс").

Юмор Бальзака — своего рода способ интеллектуально-эмоционального "возмездия" (да вроде нет). Иногда выражается как реакция на ощущаемый им психологический дискомфорт:

"Теперь, заране торжествуя,
Он стал чертить в душе своей
Карикатуры всех гостей".


Иногда бальзаковский юмор выражается в форме очень удачных эпиграмм. Иногда это просто тонкая ирония, окрашенная в мрачные тона. Бальзаковский "черный юмор" отличается своеобразной некроориентацией. Может Бальзаки в отличие от Гамлетов и не философствуют над черепами своих друзей, но довольно часто шутят на эту тему. У Бальзаков к вопросу смерти с детства формируется философски-ироничное отношение. (Дети-Бальзаки часто развлекаются рисунками "скелетиков", "жутиками" и "страшилками".)




Как-то так. Дальше выложу как разберу.
Заранее извиняюсь за тонну текста, но вдруг таки поможет.
Последний раз редактировалось la_lune Чт янв 24, 2019 3:35 am, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Ср янв 23, 2019 11:33 pm

Бальзак

ЧС
Бальзак уважает сильных, хорошо понимающих свои цели людей, не пасующих перед трудностями и уверенно пробивающих себе дорогу — именно этими качествами обладает его дуал Цезарь.

Бальзак никогда не стремится лидировать, предпочитая оставаться фигурой "номер два" — "теневым" лидером при могущественном покровителе.

Простой и демократичный по натуре, он не кичится достигнутым высоким положением и своими влиятельными связями. Прекрасно зная, что "все проходит", Бальзак не из тех, кто положит жизнь и здоровье ради блестящей карьеры. Даже находясь на вершине власти, он в первую очередь человек, не скрывающий своих слабостей, вкусов и привычек.

Тем не менее Бальзак обладает глубоким чувством собственного достоинства (мне кажется, что недостаточно, к сожалению, из-за всех этих уступок у меня у самой складывается ощущение, что нужно больше самоуважения заиметь). Умеет уважать достоинство другого и умеет требовать уважения к себе (хотелось бы думать, что да, а на практике не всегда).

Хотя именно потребовать Бальзаку трудно. Он из тех, кому трудно "собрать волю в кулак". Бальзак не умеет и не любит подчинять кого-либо своей воле. Он также не переносит прямого волевого давления на себя. (Волевое воздействие Цезаря, реализованное этическими манипуляциями, не воспринимается им как-подавление собственной личности. В то время как прямолинейное волевое воздействие — "волевая сенсорика" Жукова, Максима или Драйзера, равно как и демонстративная напористость Гюго — его подавляет.)

Для Бальзака характерно постоянное полурасслабленное состояние. Бальзак предпочитает не делать лишних волевых усилий, старается очень экономно расходовать свою физическую энергию. Ни в какую, даже самую увлекательную работу он не будет вкладывать больше сил, чем это диктуется объективной необходимостью. Он не из тех, кто будет максимально "выкладываться" на "голом энтузиазме"(могу, умею, практикую). Бальзак требует уважения к собственному труду и достойной его оплаты. (требовать сложно! Но хорошо бы, конечно, а кто не хочет)

Деньги для Бальзака имеют немаловажное значение (хотя некоторые представители этого типа относятся к их отсутствию с философским спокойствием: "Деньги — это всего лишь деньги: они приходят и уходят"). Тем не менее Бальзаком глубоко и серьезно осознается преимущество денег, как реального рычага силы и власти (как общепринятого универсального ресурса, мне нет дела до силы и власти). Редко встретишь Бальзака, спокойно воспринимающего их отсутствие при наличии "минуса" в банке (надо же на что-то кушать и квартплату платить, как минимум, кто вообще спокойно отнесётся к минусу на счёте?). Наоборот, многие из них видят в деньгах не только поддержку для себя, но и гарантированную возможность реализовать давно намеченные планы ("Лишь захочу — воздвигнутся чертоги...") (у меня нет конкретных планов, но на случай необходимости... вдруг я или кто из близких заболеет, или вдруг возможность какая хорошая подвернётся?)

Накопление денег для Бальзака — это еще и способ "консервации" собственного вложенного труда, возможность сохранности и разумного перераспределения собственных сил. Деньги для Бальзака — это "эквивалент силы", сэкономленный в юности для того, чтобы подкрепить грядущую старческую немощь.

БЭ
Проблема бальзаковской этики уже в том, что она не находится в постоянном центре его внимания — это пассивная, устойчивая ценность его типа и не больше. Бальзак заинтересован в получении информации по этому аспекту, его воодушевляют искренний интерес и проявленная к нему симпатия. Доброжелательное отношение побуждает его на благородные душевные порывы, которые выражаются в конкретных дружеских услугах. (да похоже, я могу ими и сделать отношения. Тут была ролевая ситуация, где нужно было войти в незнакомую компанию, в моём случае на туристическом слёте. С меня ни привета, ни имени, а первым делом "Я тут услышала, вам нужен котелок? Тут много людей, можно было бы поспрашивать и он наверняка найдётся")

Те отношения, которые Бальзак может подчинять своему рассудку, складываются у него сравнительно благополучно: Бальзак предрасположен к тому, чтобы быть добрым и отзывчивым другом, заботливым семьянином, искренне любящим своих близких. Мягкий и уступчивый по натуре, умеющий (при желании) быть тактичным, деликатным и выдержанным, умеющий уважать чувство собственного достоинства, не терпящий интриги, не способный к намеренно дурным поступкам, Бальзак, казалось бы, застрахован от "этических неприятностей".

Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что и в этом плане у него возникает немало проблем. Простейший пример: Бальзак, незаметно для себя, имеет обыкновение обрывать разговор, как только он перестает быть для него содержательным, не заботясь об ощущениях неловкости, которые потом будет переживать его собеседник, и о том, какое мнение о его воспитанности он составит (я не знаю, делаю ли я так, я бываю рассеяна). В данном случае им только рассматривается фактор целесообразности продолжения "безинформативной" беседы и опасения по поводу "впустую" потраченного времени. Допустим, что этот единичный случай еще не сулит серьезных этических осложнений, но, поскольку отношения строятся из последовательной цепочки таких "единичных случаев", в каждом из них для Бальзака существует реальная опасность неосознанно проявить свою неэтичность, которая в условиях напряженных интертипных отношений может восприниматься как осознанная или намеренная.

Проблемы начинаются уже тогда, когда отношения еще только формируются: с одной стороны, в силу своей исключительной способности предвидеть Бальзак иногда с самого начала видит примерный ход развития событий, а это значит, что он может довольно быстро потерять к ним интерес, чем рискует обидеть своего партнера и спровоцировать болезненное выяснение отношений. (не припомню, чтобы кто-то сходу лез выяснять со мной отношения из-за этого. Ну, не сошлись, бывает)

Другой вариант, когда Бальзак вопреки собственному рассудку все же поддается чувствам: при неблагоприятных интертипных отношениях это создает дополнительное эмоциональное напряжение, вследствие которого его противоречивые и неэтичные поступки только усугубляют проблему. (я сама не считаю, что я противоречива и неэтична)

Опять же, не отнимешь у Бальзака его постоянного стремления "выравнивать" эмоциональное состояние партнера! Проповедуя принцип "Учитесь властвовать собою", он часто ставит себя до смешного в нелепое положение (особенно, если его собеседник — этик), за которое ему потом приходится расплачиваться собственной личной неустроенностью и вынужденным одиночеством. (если человек в таком состоянии, на это есть причины, и заниматься следует именно ими и поддержкой, а не учить властвовать собою, блин)

И это еще не все его проблемы. Подсознательно настроенный на Цезаря — яркую, сильную и богато одаренную личность, Бальзак постоянно ожидает "журавля в небе", предпочитая не размениваться на сереньких "синиц". Иногда, больше полагаясь на собственное предвидение, чем на реальное наблюдение, он даже не дает себе труда вовремя разглядеть в очередной синице желанного журавля, впоследствии не раз сожалея об упущенных возможностях ("Ужель та самая Татьяна...") (я смотрю и стараюсь рассмотреть. Даже если я нравлюсь человеку и не отвечаю ему взаимностью, я искренне стараюсь рассмотреть в нём как можно больше хорошего и вижу это, да вообще в любом человеке я стараюсь рассмотреть как можно больше хорошего и ведь вижу)

Кроме того, Бальзаку часто бывает трудно признать за собой наличие каких-то недостатков. Практика показывает, что иногда, сталкиваясь с реальным воплощением своего идеала, т. е. когда подходят и тип партнера, и его внешние и внутренние качества, даже тогда он умудряется списать собственные неудачи на какие-то объективные качества партнера, которые его лично никак не устраивают. (Возможно, басня "Лиса и виноград" была написана Бальзаками для самих себя.) (в первую очередь я ищу причину в себе, в том как я преподнесла информацию, потом я ищу причину в ситуации, потом в нас обоих, а чужая вина где-то последним делом, если в голову вообще мысль о чужой виновности приходит)

Безотносительно к его индивидуальным качествам именно устройство личной жизни часто вызывает у Бальзака серьезные затруднения. Именно здесь все "слабые точки" его психологического типа "работают" против него: и пассивное отношение к жизни, и глубокий пессимизм, и нежелание сделать лишнее усилие, и страх перед возможными переживаниями, и недопонимание основных этических понятий, и переоценка собственных возможностей (либо перед вами Бальзак, не признающий своих недостатков, либо это мне не столь свойственно). Отсутствие хотя бы одного из этих условий существенно облегчило бы ему решение проблемы.

Тем не менее собственный негативный опыт не мешает Бальзакам довольно успешно работать в сфере этики отношений. Добрые, терпеливые и отзывчивые, они часто становятся любимыми учителями и воспитателями. Многие из представителей этого типа великолепно практикуют в области психологии. И, разумеется, успех на поприще литературы, когда они описывают этическую интригу, понимая этику отношений интуитивно и опираясь на свои глубинные (подсознательные) этические ценности.

ЧИ
Создается впечатление, что Бальзак сознательно не желает видеть положительные тенденции в окружающих его явлениях — и он действительно этого не желает(хочу, вижу). Только не осознанно, а подсознательно.

Из всех наблюдаемых им возможностей он подсознательно замечает только те, в которых он предполагает скрытую опасность. (В этом он видит свое предназначение.) (нет, далеко не только)

В понимании Бальзака, позитивны только те возможности, которые наименее негативны. Иными словами: лучше всего то, что менее всего плохо. Поэтому бальзаковское наблюдение потенциальных возможностей — это в первую очередь учет и анализ всех "минусов". (иногда ситуация бывает нелицеприятная и приходится выбирать между тем, что нанесёт меньше вреда, но дело в ситуации, так я считаю, что прекрасно вижу и положительные исходы и уделяю им много внимания)

Узкопессимистический анализ наблюдений объясняется подсознательной ориентацией Бальзака на непомерный оптимизм своего дуала Цезаря и является своеобразной защитой от него. Поэтому бальзаковский пессимизм постоянно "набирает" необходимый "запас прочности": и себя "подстраховать", и дуала "охладить".

(Попробуйте убедить Бальзака, что его опасения напрасны — он раздражается, и у него моментально появляется выражение испуга в глазах. Ему действительно становится страшно, и в первую очередь за себя.) (может, я не вижу всей ситуации, я приму больше информации, она может внести коррективы)

Сила бальзаковской интуиции — в его "позитивном" пессимизме, позволяющем учитывать все возможные осложнения в осуществлении его планов. Заставляющем подсознательно рассчитывать время выполнения работы с учетом вынужденно сниженных темпов: на "раскачку", на усталость, на отвлекающие помехи, на непредвиденные осложнения.

Бальзак — единственный, кто учитывает такой фактор расхода времени, как инертность любого начинания. В любом бизнесе он старается подстраховать себя необходимой материальной базой — "запасом прочности", в расчете на инертность "раскачки".

Бальзак никогда не рассчитывает на быстрый успех и быстрые доходы — это он считает непростительным авантюризмом. (это просто маловероятно, увы)

Старается идти не "напролом" (и своего дуала от этого предостерегает), а "в обход". Умеет и сам выйти из затруднительного положения и других научит, как это сделать.

Его проницательности и дальновидности можно только позавидовать: осторожен, предусмотрителен, немногословен. Предпочитает не давать далеко идущих советов(а может и даю, надо за собой проследить), всегда старается подсказать выход из конкретной затруднительной ситуации.

Не афиширует ничего лишнего — намеренно недемонстративен, не дает никаких обещаний "авансом"(я говорю, что я постараюсь, а если я так говорю, то скорее всего сделаю. Обещать не люблю, но если обещала — сделаю точно, не люблю слов на ветер). Не склонен брать на веру чьи-либо сенсационные идеи, во всем старается разобраться сам. (и да, и нет?)

Часто сокрушается по поводу собственных упущенных возможностей — неизбежное следствие его пассивно наблюдательного отношения к жизни.

БЛ
Бальзак в любой ситуации старается выглядеть объективным. Это свое качество он с удовольствием демонстрирует.

Но действуя в интересах "абсолютной объективности", он часто попадает в неловкое положение: думая об абсолютной справедливости своих поступков, часто упускает из виду их этический аспект — "справедливо по отношению к кому?" (по-моему, не упускаю)

В любом споре Бальзак держит демонстративный нейтралитет, стараясь никому не "подыгрывать"(я часто не хочу, чтобы кто-то чувствовал, что моё отношение к нему лучше, чем к оппоненту, но если это близкий человек, то могу и поддержать в этом). Свое отношение к какому-либо поступку он выражает не как частное, личное мнение, а как бы выставляет некую, как ему кажется, объективную и правильную оценку(шшш оценки не могут быть объективными, на то они и оценки). Бальзак любит себя ставить в положение судьи Для него характерно не просто высказывать свое мнение, а именно "выносить суждение" по каждому вопросу (даже, если ему предлагается только обсудить тему). (возможно)

Рассуждения Бальзака отличаются точностью, лаконичностью и глубоким пониманием самой сути вещей (отличаются ли? Я-то хочу так думать). Легкость и простота его высказываний потрясают и восхищают. Подпасть под бальзаковское глубокомысленное расположение духа — это огромное "интеллектуальное наслаждение". Это всегда богатейший материал для размышлений. Это изречения, которые хочется впитывать и изрекать как свои собственные. Когда слушаешь рассуждения Бальзака, невольно возникает желание ходить за ним следом "с пергаментом" и записывать каждое слово.

Бальзак предпочитает не загромождать свою память энциклопедической информацией, и хотя среди представителей этого типа встречается огромное количество исключительно эрудированных людей, Бальзак в первую очередь поражает глубиной своих знаний. (уж не знаю, поражаю ли, но глубину в одном предпочту поверхностности во многом)

Бальзак любит и умеет учиться, стараясь получать новую информацию последовательно и постепенно, чтобы это не выходило далеко за рамки его наблюдений: в первую очередь его интересуют связи между уже изученными явлениями. (вообще да, но и лениво, нужен настрой)

Воспринимая новую информацию, Бальзак сразу старается увязывать ее в уже существующую систему знаний. Информацию, которая противоречит сложившимся системам или разрушает их, воспринимает очень критично. (люди чаще всего так делают, любая противоречащая информация воспринимается критично, мало кто склонен при сформированном мнении принимать на ура противоречащую информацию, скорее ищут подтверждение своему мнению. Лично я прислушиваюсь и к противоречащей информации охотно или как минимум стараюсь)

Бальзаку несвойственно слепое преклонение перед авторитетами. Ссылаясь на кого-либо, он подкрепляет свое высказывание точной и уместной цитатой, всегда поясняя, какое отношение она имеет к его рассуждениям.

Бальзак часто подкрепляет свои рассуждения поучительной притчей. Иногда притча преподносится вместо рассуждений, так что слушателю остается только гадать, к чему бы это было сказано (я бы предпочла пояснить, если кому-то не понятно). В действительности же Бальзаки часто "прикрываются" притчей, пытаясь рассуждать о том, что плохо поддается их пониманию, как, например, аспект этики эмоции или этики отношений.

Бальзак не видит криминала в том, чтобы рассуждать одновременно обо всем. Он готов подхватить любую тему, свободно переключаясь с одной на другую. Это происходит не потому, что ему трудно сосредоточиться на чем-то одном — это природная динамика его интеллекта, подсознательно настроенная на слабую функцию по аналогичному аспекту у его дуала Цезаря, который незаметно для себя перескакивает с одного вопроса на другой. Бальзак каждую новую тему вплетает в общий ход своих рассуждений так, что цельность логической связи при этом не нарушается
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Чт янв 24, 2019 2:01 am

Достоевский

БЭ
Достоевский стремится создать самую гармоничную, самую гуманную, в его представлении, форму этических отношений, исключающую подавление одной личности другой, исключающую конфликты, раздор, недопонимание, взаимное недоверие.

"Худой мир лучше доброй ссоры" — основная форма его этической стратегии.(я бы предпочла не худой, но всё лучше ссоры)

Вся его жизнь — это поиск средств и возможностей реализовать свою идеалистическую систему отношений, причем его собственное поведение должно служить позитивным этическим примером. (на идеал не претендую )

Следствием такой установки являются характерные для людей этого типа повышенный самоанализ, самокритичность и постоянное этическое самоусовершенствование.

Высокая требовательность к себе у Достоевского сочетается с терпимостью к чужим слабостям. Поэтому кризис отношений он "выправляет" за счет собственных уступок, считая, однако, что эти уступки должны быть партнером вовремя замечены и должным образом оценены(жиза). По сути говоря, его уступка — это своего рода этический прием, которым он предполагает убедить партнера в своей изначальной доброжелательности и готовности к компромиссам.(пожалуй)

На самом же деле, его уступчивость имеет разумные пределы. И если требования партнера переходят допустимые границы, Достоевский оказывает эмоциональное сопротивление, воздвигая между собой и разочаровавшим его субъектом непроницаемый психологический барьер. (но разочаровать нужно прям совсем, я таки всё равно верю обычно, что человек не исходил из плохого отношения ко мне, а из собственных причин, которые я постараюсь выяснить)

Достоевский может поддерживать отношения с психологически несовместимым партнером, опираясь на чувство долга и ответственность перед сложившимися родственными и семейными связями, но в случае особо неблагоприятных отношений и,(только) будучи абсолютно уверенным в невозможности что-либо в них исправить, бесповоротно и безоговорочно оставляет своего партнера(опять же, это долгий путь, оказалось, верю в лучшее я до последнего, когда уже почти не осталось шансов. Я совсем недавно рассталась с человеком, с которым я изначально знала, что отношения закончатся, но последний год, когда всё шло и шло на убыль, упорно старалась всё исправить до самого конца). (Качество, свойственное также и Драйзеру.)

Представитель этого типа, сам лично не испытавший разрыва взаимоотношений с партнером, как правило, старается не допускать разрыва семейных отношений и у своих близких. (Он будет их мирить до тех пор, пока лично не убедится, что совместное проживание им действительно противопоказано.) (возможно, не проверяла, семью мирила)

Разрыв собственных близких отношений Достоевский воспринимает очень болезненно, особенно, когда не видит реальной возможности их восстановить(если возможности правда нет, а разрыв произошёл, надо идти дальше, но если вера осталось, то чертовски сложно идти дальше!). Например, если кто-то из близких заставит его порвать отношения с другом, Достоевский попадает в ситуацию, противоречащую его системе взглядов(что это за близкие такие, которые ставят передо мной такие ультиматумы?): с одной стороны, он предает дружбу, с другой стороны — он не хочет огорчать своих близких.

К заповеди "Не делай другому того, чего не пожелаешь себе" Достоевский относится с исключительной серьезностью: он принципиально не желает причинять кому-либо даже малейшую неприятность. Старается для каждого создать условия максимального психологического комфорта, каждого одарить хоть крупицей своего душевного тепла.

Кротость, смирение, снисходительность к чужим слабостям, душевная чуткость, изначальная доброжелательность и миролюбие — вот основные ценности его этической программы.

Строя свои взаимоотношения, Достоевский старается быть предельно деликатным (возможно, я несколько излишне прямолинейна, чтобы так о себе говорить). Например, он не позволит себе категорически отказаться от предлагаемой помощи, даже если она не только очевидно неэффективна, но и очевидно вредна(я думаю, я всё-таки найду способ направить всё в более полезное русло, портить-то зачем? Можно же не обижая). (Но нельзя же отталкивать человека, который от чистого сердца и из лучших побуждений предлагает свои услуги.) То же самое и с советами явно абсурдного характера — Достоевский постарается быть с советчиком предельно деликатным, внимательно выслушает, поблагодарит за сочувствие его проблемам, но поступит соответственно обстоятельствам и собственному усмотрению. ("Почему бы и не послушать доброго совета?" -тем более, что далеко не каждый "доброжелатель" контролирует неукоснительное их выполнение) Кроме того, Достоевский способен воспринимать чужие советы не только как руководство к действию, но и как форму выражения сочувствия его трудностям(я научилась видеть и через критику тоже, что человек имеет в виду, спасибо за это одному Гаму и одному Драю, которые меня закалили, так что форма выражения второстепенна для меня, в отличие от самих намерений и стремлений).

Достоевский очень чувствителен к чужой беде, склонен к сопереживанию. Имеет способность буквально растворяться в чужих проблемах, особенно, если это проблемы близких ему людей.(актуально, я и о своих проблемах так могу забыть напрочь)

Если, например, кто-либо из его окружения заболевает, Достоевский выхаживает его с исключительной самоотверженностью, не считаясь ни со своими собственными силами, ни со своим здоровьем, ни с опасностью возможного заражения. (Та семья, где есть родственник Достоевский, может быть совершенно спокойна за свое здоровье: стоит кому-нибудь захворать, Достоевский, как правило, тут же бросает все свои дела и выхаживает больного, причем дальность родства в данном случае для него значения не имеет.)

Способность сопереживать чужому горю — одна из базисных ценностей его системы отношений. В понимании Достоевского, акт утешения сам по себе уже достаточно деятельный поступок(гм, скорее да, но лучше — сделать больше, но для каждого встречного скорее всё же поддержать, на деятельную помощь всему миру меня не хватит). (Такая точка зрения очень располагает к нему окружающих.)

Достоевский постоянно ищет и находит какие-то оригинальные формы выражения сочувствия и солидарности с эмоциональным состоянием своего партнера (или своего окружения). (Например, представительница этого типа по случаю окончания бракоразводного процесса своей подруги преподнесла ей букет цветов — в такой форме она ее поздравила с началом новой, "свободной" жизни.)

Для Достоевского очень важно, чтобы этическая мотивация его поступков была правильно понята и соответствующим образом оценена. Для него любой подарок, любая услуга представляют огромную ценность, как форма выражения добрых намерений. В то время как реальная стоимость этой услуги для него значит гораздо меньше(Подарки — это сложно. Дост пытается дарить мне подарки, мне очень приятно, что он уделяет внимание, но я чувствую себя так, будто бы он хочет сделать меня обязанной уделять ему больше внимания в ответ, а я симпатизирую другому человеку и не хочу давать ему ложных надежд и сближаться, так что какой-то швах. Ситуация швах, к тактике у меня некоторый иммунитет, есть вероятность, что именно потому что я опознаю этическую схему и сама её использую, но я так-то приятное человеку сделать хочу, однако подсознательную манипулятивность со своей стороны полностью не отрицаю, так и с его стороны наверняка). (Его дуал Штирлиц также придает подаркам чисто символическое значение, по крайней мере тем, которые дарит.)

Достоевский умеет хранить чужие тайны(если они тайны, у меня своё представление о том, что ими является. Информации, которая может как-то навредить при том, что она озвучена, я точно не скажу. Или если человек относится к ней как к таковой, что озвучивать, в принципе, не обязательно). Поэтому ему можно довериться без всякого опасения, и разумеется, без оговорки, что "это должно остаться между нами", поскольку в этом случае Достоевского оскорбит само предположение, что он способен кому-то разболтать чужой секрет. Сам он также предполагает, что тайна "его исповеди" будет свято соблюдена. Поэтому всякий факт разглашения его собственных секретов для него является тяжелейшим разочарованием.

Сам не способный на измену и предательство по отношению к ближнему Достоевский осуждает эти качества у других. Злоупотребления его доверием Достоевский никогда не прощает, хотя по природе своей и не злопамятен.

Будучи вовлеченным в какую-то интригу или попадая в систему отношений, противоречащую его этическим установкам, Достоевский чувствует себя совершенно растерянным и дезориентированным, но в каждом отдельном случае старается вести себя так, чтобы его поступки не противоречили его этическим принципам. (у меня есть эпические истории, которые вряд ли хорошая идея тут рассказывать, о том, как я выработала отношение и поведение в ситуации, которая ощутимо противоречила)

Сам очень боится обидеть кого-либо недоверием. Считает недоверие оскорбительным для всех, в том числе и для себя. Благие намерения считает нормой человеческих взаимоотношений, поэтому изначально старается не предполагать в людях дурных умыслов. (Предполагаю лучшее, морально готовлюсь к худшему, а с человеком стараюсь вести себя так, будто бы он — настоящий джентльмен)

Изначальную подозрительность воспринимает как нечто неэтичное и негуманное. По этой же причине его бывает иногда невозможно убедить в чьей-либо вине (даже если она доказана и очевидна окружающим).

Поступки Достоевского в немалой мере определяются его личными симпатиями и антипатиями. То есть, если он симпатизирует человеку, то старается игнорировать факт его вины(если оба были с добрыми намерениями, то они могли просто не сойтись во мнениях относительно ситуации, такой ли это игнор? Никто тут может быть не виноват).

Достоевский способен к самопожертвованию во имя любви и дружбы, например, может взять на себя чужую вину, защищая друзей от возможных неприятностей, и из-за этого сам пострадать.(есть у кого книга в стиле "как перестать жертвовать собой и начать жить"? Я опять, опять на те же грабли наступаю нынче)

Достоевский строит свои взаимоотношения с людьми на близкой дистанции, что иногда особенно располагает к нему окружающих, но иногда может показаться навязчивым. (Всякий намек на навязчивость воспринимается Достоевским чрезвычайно болезненно, поскольку он менее всего предполагает утомлять кого-то своим обществом.) (думаю, если мне очень нравится человек и хочется прям наладить с ним отношения, я могу быть навязчива) В случае неблагоприятного развития отношений — он увеличивает дистанцию.

Достоевский в любой ситуации старается быть предельно вежливым и сдержанным(мне говорят, что я вежлива, но я думаю, что вполне прямолинейна), каких бы усилий ему это ни стоило(я не была в ситуациях, в которых это стоило мне ощутимых усилий... либо вела себя не столь соответственно). Он делает все возможное (и невозможное), чтобы никого не обидеть, чтобы не дай Бог! не нажить себе врагов. Никакой откровенной вражды старается не допускать. (Воздвигаемый им "психологический барьер" рассматривает не как вражду, а как свое право "держать дистанцию" с несимпатичным ему человеком.)

Достоевский не злопамятен (быть злопамятным, в его понимании, неэтично), но первым восстанавливать испорченные отношения не решится, пока не будет уверен, что его обидчик осознал свою вину(если отношения важны, то могу и попробовать, донося что в поведении "обидчика" мне так не понравилось). Чтобы получить "прощение" Достоевского, достаточно продемонстрировать ему свое расположение, причем извинения приносить необязательно. Мир его чувств настолько тонок и богат, что он не нуждается в словесных выражениях эмоций и переживаний для того, чтобы понять окружающие его взаимоотношения(ну так-то говорить что-то определенное вообще не обязательно, чтобы я поняла, как правило. Я вроде бы вполне корректно понимаю, как ко мне относятся, по крайней мере пока очень-очень не надеюсь на другое, тут могу начать лагать).

Достоевский никогда не забывает добра, которое ему когда-либо сделали, а неблагодарность считает качеством, заслуживающим самой суровой критики(вообще не одобряю ни разу, но открыто критиковать не факт, что буду).

Доброта и сочувствие-стабильные ценности этики Достоевского и он умеет проявить их как никто другой. Представители этого типа склонны к глубокому этическому самоанализу.

ЧИ
Достоевскому весьма затруднительно реализовать свою "бесконфликтную" систему отношений в нашем противоречивом мире. Свойства, которые выручают и обнадеживают его на этом благородном поприще, — природный оптимизм и сильная и гибкая интуиция возможностей.

В каждом человеке Достоевский старается увидеть и выявить положительный этический потенциал — качество, благодаря которому представители этого типа великолепно работают в области педагогики. (Достоевский не понимает и не принимает такого словосочетания, как "испорченные дети". В его понимании, нет таких "испорченных детей", которые бы не внушались положительным этическим примером.) (и недостатков не существует, только особенности и отношение к ним)

Этико-интуитивное воздействие Достеоевского строится на умении разглядеть и развивать все самое лучшее, что есть в человеческой душе(вообще хотелось бы верить, что могу развить). Само собой, это развитие требует затраты времени, душевных сил. Требует терпения. Поэтому, по мнению Достоевского, воспитатель должен постоянно работать над собой, совершенствуя свою этику, воспитывая в себе чувство долга и ответственность за судьбу вверенного ему человека.

Точно так же Достоевский считает, что нет таких, изначально бесперспективных этических отношений, которые невозможно было бы выправить, применив достаточную изобретательность, терпение, умение "переждать грозу", умение доказать чистоту своих помыслов, умение проявить лучшие черты своего характера в качестве личного примера.(я могу оценить отношения как потенциально малоперспективные, даже назвать неперспективными, но надеяться и стараться их развить, если хочется, только первичный прогноз обычно верен, к сожалению)

Достоевский искренне убежден, что в каждой этически сложной ситуации следует искать формы, сглаживающие возникшие противоречия. Например, если обе стороны пойдут на некоторые уступки, это уже даст какие-то результаты и проблема будет хоть частично, но решена. (только вот вторая сторона нередко не спешит идти на уступки)

Творчески реализуемая интуиция возможностей позволяет ему быть дальновидным и предусмотрительным в своих поступках. (ну вроде бы, хочу так думать)

Причем цель его дальновидности — предвидеть возможные осложнения отношений и заранее их исключить. (Например, представительница этого типа, устраивая детский праздник, раскладывала угощение равными порциями, поскольку опасалась, что если она этого не сделает, кто-нибудь из приглашенных детей съест больше других, и, следовательно, кто-то другой почувствует себя обиженным и обделенным, а этого ни в коем случае нельзя допустить! По той же причине она не позволяла своим внукам выносить сладости на улицу, так как считала, что это будет возбуждать обиду и зависть у других детей, а это нехорошо!)

Удобства окружающих его людей Достоевский подчас ценит больше, чем свои собственные, и постоянно соотносит свои поступки с их мнением и их образом жизни (эх).

При всем своем оптимизме Достоевский способен предусмотрительно просчитать и наихудший ход событий и именно для того, чтобы лично у него и у его окружения все сложилось самым наилучшим образом. Вследствие такого интуитивного расчета Достоевскому свойственно перестраховываться в поступках, что, впрочем, иногда приводит к позитивным последствиям. (Пример: семья репрессированного "врага народа" в ожидании близкой ссылки решила подарить соседской девочке пианино. Соседка (Достоевский) категорически этому воспрепятствовала и потребовала, чтобы пианино отправили назад. В ее семье этот эпизод пересказывается как предание — считается, что этим поступком она спасла свою семью от репрессий.)

И тем не менее, какая бы сильная интуиция ни была у Достоевского, его расчеты далеко не всегда оказываются верны: ведь всех обстоятельств дела он ни видеть, ни знать не может; тем более, что часто он принимает желаемое за действительное и просчитывает иногда воображаемый ход событий, а не реальный, полагаясь на уже сложившиеся в его представлении стереотипы. (черт, возможно, не знаю)(Например, в одном случае он будет мирить ссорящихся супругов, опасаясь, что если он не вмешается, его потом будут упрекать в разбитой личной жизни. В другом случае, он не будет встревать между ссорящимися, чтобы "не принимать бой на себя" и не наживать себе врагов.)

В каждом конкретном случае правильность расчетов и поведения Достоевского зависит от его собственного жизненного опыта и от того, насколько глубоко ему удалось понять ситуацию.

БЛ
Стремясь выполнить свое жизненное предназначение по установлению идеальных отношений в мире реальных противоречий и конфликтов, Достоевский старается много и обстоятельно размышлять над теми обстоятельствами, которые мешают жизненному воплощению его этической программы. Причем в своих размышлениях он иногда приходит к выводу, что реальные обстоятельства могут быть изменены под влиянием "правильных" этических установок, которые можно (по его мнению) и нужно задать.

Примитивно эти размышления можно представить так: "В мире не будет вражды, если все люди будут хорошо друг к другу относиться, что, в принципе, возможно(я не настолько оптимистична), поскольку в каждом человеке есть задатки добра, которые можно и нужно развить".

(Как любой человек, Достоевский считает, что все вокруг придерживаются его системы взглядов, просто некоторые, по своей душевной слабости, соблазняются дурными примерами и впадают в заблуждения, из которых их нужно вывести, или хотя бы попытаться это сделать.)

Логика Достоевского базируется на его интуиции возможностей, проще говоря — на его мечтах и фантазиях, и это обстоятельство придает ей очаровательную детскую наивность.

Но за бесконфликтность отношений кто-то должен платить — такова объективная реальность и Достоевский, как правило, очень неохотно это признает. (я признаю)

Достоевскому трудно подчинять свои чувства рассудку(бывает весьма, а что, другим легко?). Ему трудно быть объективным еще и потому(что все люди субъективны), что его система отношений предполагает изначальную доброжелательность ко всем людям без исключения. Вследствие этого качества он может составить о себе впечатление, как о человеке беспринципном, непоследовательном и самому себе противоречащем(я не считаю, что я себе противоречу, но мне тут Штир предъявил, как и беспринципность, я возмущена, в общем. Особенно учитывая, что у меня вся информация плавненько стыкуется между собой и не противоречит, а когда я пытаюсь объяснить, что да как, я якобы переубеждаю): со всеми-то он старается соглашаться(единственный способ выиграть спор — не вступать в спор, можно согласиться или промолчать, но это никак не затронет мнение. Удержаться сложно, честно говоря, я думаю, что у меня не так уж хорошо получается это делать), со всеми собирается дружить(доброжелательно-дистантные отношения с людьми меня устраивают, с определенной глубиной общения желательно, дружить уже с тем, кого выберешь, со всеми именно что дружить сложно, я много вкладываю в слово "друг"), всех намерен любить(каждый человек заслуживает столько добра, сколько вселенная способна ему дать, но слово "любовь" я бы тоже на ветер не бросала, оно серьёзное для меня).

Спрашивается, а может ли Достоевский вообще быть принципиальным? Может! И именно в своих этических принципах(допустим, однако только ли?). А все остальное для него не имеет принципиальной значимости(ХММММ). Законами объективной реальности Достоевский не слишком интересуется. (Тем более, если они оправдывают существующие в мире противоречия, которые, как известно, выливаются во вражду и насилие(ну надо же хоть как-то оправдать это безобразие для себя, камон)) Это вовсе не значит, что Достоевский отрицает законы диалектики, просто этот аспект он предпочитает игнорировать. И когда со свойственным ему оптимизмом приступает к поиску компромиссов, искренне считает, что они, возможно, сгладят если не диалектические, то хотя бы этические противоречия.

В общении Достоевский старается произвести впечатление человека умного, рассудительного, логичного. Часто манипулирует заранее заготовленными аргументами. (Достоевский готов манипулировать фактами хотя бы для того, чтобы сохранить нужную ему систему отношений. А иначе, как сгладить конфликты? Да и так ли уж важны сами факты, если весь смысл заключается именно в сути этических отношений. Если во избежание конфликта можно исказить факты, которые возможно и проверять-то никто не будет — значит, никакой беды в этом нет(даже описание факта обычно субъективно, смотря с какого угла посмотреть. Я могу предоставить голый факт и позволить человеку сделать выводы самостоятельно, но я не вру, когда описываю ситуацию тем или иным образом, возможно, опуская моменты, которые озвучивать не стоит).)

Часто в споре Достоевский держится за чисто абстрактный смысл понятия, считая, что никакие конкретные условия не могут исказить или изменить его сущность. (И это обстоятельство очень затрудняет дискуссию с представителями этого типа. Например: Достоевский не согласен с мнением, что "добро должно быть с кулаками". А зачем же с кулаками, если оно — "добро"? Добро, в его понимании, — это сама по себе уже сила, которая в любом случае должна победить, и поэтому в защите не нуждается. А с кулаками может быть только зло, потому что ему больше нечем защищаться(я не согласна с бинарным делением на добро и зло, в самом деле, хотя я таки прибегаю к этим терминам изредка. Зла нет, добра нет, любой этический вопрос серый. У каждого своё "добро". Про победившее добро я уже отвечала на вопрос "почему добро всегда побеждает?" — "потому что кто победил, тот и добро". Это не мешает мне иметь свою систему ценностей).)

В процессе дуализации со Штирлицем Достоевский начинает придавать большее значение объективной реальности, тем более, что он, в принципе, не исключает влияния объективных диалектических законов на систему взаимоотношений между субъектами(да попробуй тут поотрицай, надо совсем оторванным от реальности быть).

ЧС
Необходимость постоять за себя требует от Достоевского чрезмерных усилий и напряжения. Ему неимоверно трудно дать волевой отпор.

Достоевский не способен на жесткую интонацию в голосе. Высказаться в категоричной форме — для него большая проблема. (вообще мне кажется, что могу, но, возможно, со стороны это выглядит меметично. Только обычно не надо, даже наоборот стараюсь не так категорично, я нередко по иным вопросам мнение совсем уж утвердительно выражаю, как мне кажется) Его мягкость и уступчивость можно рассматривать и как следствие неспособности быть жестким и категоричным.

Достоевский очень не любит, когда обсуждают его волевые качества. Ему неприятно слышать критические замечания по этому поводу.

И тем не менее внедрение системы его этических ценностей предполагает определенное волевое давление. Уж коль скоро Достоевский декларирует систему взглядов, которой сам твердо и неукоснительно придерживается, это требует от него некоторых волевых усилий. (В этом проявляется проблематичность и противоречивость его собственной теории — если Достоевский в принципе против насилия, то насаждать свои убеждения силой он просто не имеет права. Он вообще не имеет права к чему-либо, принуждать.) (Дост цикличный, пфф. Возможно, я ЧС с Габеном поднакачала? Мне в последние годы как-то проще жить стало)

Достоевский в любом случае старается логически обосновывать свое право на волевое давление. Если, например, он в качестве преподавателя отвечает за дисциплину и посещаемость своих учеников, он заставит себя быть строгим и требовательным. (Другой вопрос, чего ему это будет стоить!) (можно заинтересовать их предметом. Демократический тип преподавания не отличается особой посещаемостью, это да, но оно мне ближе)

Достоевскому трудно выговорить человеку что-либо в строгой форме, трудно и неприятно сделать замечание. Каждый раз, когда возникает необходимость постоять за себя, он разрывается между реальными обстоятельствами, требующими от него немедленных и решительных действий, и внутренней неспособностью, нежеланием и неподготовленностью к этим действиям. (я думаю, что у меня есть пунктик на решительных действиях в целом)

Достоевскому иногда нужен тщательно обоснованный и длительный настрой на "решительные действия" (либо я прям должна и сейчас, тогда я вообще об этом не подумаю, только потом осознаю, либо, если есть время, то застрессовать себя могу напрочь). Часто он в первую очередь рассматривает целесообразность таковых действий, ищет какие-то другие варианты решения проблемы, на обдумывание которых уходит время, вследствие чего момент "решительных действий" бывает упущен, и они становятся неактуальными, а за Достоевским закрепляется репутация человека, неспособного постоять за себя(я не думаю, что у меня такая репутация, но я просто стараюсь не попадать в такие ситуации). Причем с этим мнением Достоевский категорически не желает соглашаться и пытается переубедить окружающих, стараясь объяснить свою нерешительность самыми благими намерениями, что, как правило, еще больше усугубляет его проблемы. (хз)

К факту собственного безволия и бессилия Достоевский относится исключительно болезненно. Ему самому трудно смириться с тем, что эти качества мешают реализации и жизненному воплощению его собственной системы взглядов. Достоевскому всегда неприятно осознавать факт собственного безволия. (я думаю, может, не так уж и безвольно всё? Я хочу так думать)

С другой стороны, совершенно невыносима для Достоевского ситуация собственной зависимости от чьей-то воли и власти. И если физическую зависимость он еще какое-то время будет терпеть (хотя тоже, смотря по обстоятельствам), то моральному давлению не подчинится — "уйдет в себя", воздвигнет "психологический барьер", найдет способ сохранять только внешнюю видимость отношений(так, к черту такие отношения, хочу я сказать, но на практике всё сложнее, я понимаю), подготавливая себя для возможного разрыва с партнером.

Достоевский старается не допускать злоупотребления его терпением, кротостью, уступчивостью, смирением(ключевое слово "старается", что иные пути располагать к себе людей у меня долбанутые я признаю, это проблема). Понимает, что есть предел "усмирению собственной гордыни" и есть предел "всепрощению". У Достоевского возникают проблемы с каждым, кто пытается испытать предел его уступчивости.

Для Достоевского очень важно логически понимать: для кого можно и нужно делать уступки, и опять же, до какого предела. Логическое осознание этого момента ему совершенно необходимо для того, чтобы сохранить себя как личность.

Пробивными способностями представители этого типа не обладают, "локтями работать" не умеют. Более того, любая рекомендация развивать в себе напористость и настойчивость приводит их в крайнее раздражение.

Так же обстоит дело и с целеустремленностью. Разумеется, Достоевский строит какие-то определенные планы реализации своих возможностей, но так, чтобы поставить себе близкую цель, которую во что бы то ни стало следует взять, напрягая на это все свои силы и сминая всех и вся на своем пути. Этого он себе не позволит — такая целенаправленность не входит в систему ценностей Достоевского.

(Чужая целеустремленность может произвести впечатление на Достоевского, но не настолько, чтобы служить примером для подражания: он слишком отчетливо понимает, что это не его путь.)

С другой стороны, Достоевскому приятно находиться рядом с влиятельным человеком, он уважает людей, преуспевших в жизни, и сам не упустит случая завязать полезные и нужные знакомства. (Тем более, что для себя он очень четко разделяет людей на тех, кто соответствует его уровню и с кем стоит общаться всерьез, и тех, кто по своим внутренним качествам этого не заслуживает (я не считаю, что меня надо заслужить, но есть люди, общение с которыми я развивать в принципе не хочу, думаю, это нормально); хотя, следуя своей системе отношений, старается быть корректным и доброжелательным со всеми. Некоторые представители этого типа считают само собой разумеющимся, если при знакомстве человек ненавязчиво называет то, что его выгодно отличает от других, например: научную степень, должность, почетное звание и т. д)

Достоевскому трудно привлечь внимание окружающих к своим проблемам, не выходя за рамки собственной теории. Периодически возникают тупиковые ситуации, когда даже демонстративное смирение и терпение его не выручают; когда простым сочувствием окружающих его проблемы уже не решаются(они так вообще у меня не решаются), а собственной деловой активности явно не хватает.

В такой ситуации Достоевскому крайне необходим партнер, способный активно взять на себя защиту его интересов, способный деятельно решить его проблемы (оно бы и хорошо), взять его под свое покровительство. Достоевский ищет покровительства, ему нужен защитник и он не считает зазорным пользоваться помощью, предложенной от чистого сердца.

Гармоничнее всего в этом плане происходит взаимопонимание Достеоевского с его дуалом Штирлицем, который с готовностью "берет под свое крыло", очень любит опекать и делом, и советом. В проявлении заботы о Достоевском демонстративная волевая сенсорика Штирлица находит свое наилучшее применение.
Последний раз редактировалось la_lune Чт янв 24, 2019 4:24 am, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Чт янв 24, 2019 3:34 am

Достоевский

ЧЛ
Понятие "деловая логика" у Достоевского в первую очередь сводится к аспекту деловых отношений.

На вопрос, что и как нужно делать, он ответит примерно так: "Нужно делать то, что от тебя конкретно требуется, и так, чтобы тобой были довольны" (вообще если взглянуть на то, как я ответила ранее, то так и получается, в принципе). Достоевский предпочитает, чтобы партнер выражал свое мнение не в форме размышлений, а четкими короткими формулировками, давал конкретные деловые предложения.

Достоевский очень старателен, исполнителен. Неукоснительно следует заданным методикам: как его научили — так и будет делать (если у меня нет самостоятельно выработанных привычек, которые сложно изменить, то да. Если я осознаю пользу того, чтобы перестроиться, могу перестроиться).

Прорабатывая детали, Достоевский часто упускает момент, когда работа уже сделана достаточно качественно и пора остановиться. Хорошо, если есть надежный человек, на мнение которого в этой ситуации можно положиться. В противном случае, стремление довести работу до совершенства может привести к прямо противоположным результатам.

Достоевский очень ценит хорошо организованные условия труда — одна из причин, по которой ему удобнее всего сотрудничать со Штирлицем (обычно создающим для своих работников самые удобные условия для успешной и продуктивной деятельности).

Достоевский старается отдавать работе столько сил, сколько потребует ее самое тщательное и самое качественное выполнение. Поэтому может остаться и на сверхурочные — для того, чтобы закончить ее в срок. (Иногда это единственный способ выполнить непомерный объем работы, задаваемый Штирлицем )

Достоевскому обычно "неудобно" отказываться от дополнительных нагрузок, поэтому его нередко эксплуатируют. (авкрпгдвкыппавф, вот что я могу сказать по этому поводу)

Достоевскому очень важно, чтобы его деловой энтузиазм был должным образом оценен. Руководителю, который демонстративно игнорирует его исключительное усердие, он никогда ни доверять, ни симпатизировать не будет. Более того, такие отношения со временем скажутся на результатах его работы и на его трудовой дисциплине.

Чувство внутреннего протеста также вызывает работа, которую он считает слишком примитивной для своих способностей, интеллекта, положения. Поручение такой работы он воспринимает как личную обиду.

Достоевский обычно не любит скрупулезно проверять результаты работы: пусть это лучше сделает компетентный и надежный партнер. Но если такого человека нет, приходится лично удостоверяться, что все сделано как надо.

Отчитываясь за проделанную работу, акцентирует особое внимание на недостатках и нерешенных проблемах, тем самым давая понять, что он может сделать еще лучше. (я стараюсь от этого избавиться, потому что акцентирование на проблемах нередко единственное, что вообще обращает внимание на эти проблемы, но умалчивать о них не хочется тоже)

Для Достоевского очень важно чувство солидарности в его деловых отношениях. Причем не только с сослуживцами, но и с руководством. Если его руководитель хотя бы даже "играет" в демократию, Достоевскому этого уже вполне достаточно.

Достоевский о своих деловых качествах очень скромного мнения, поэтому всегда благодарен "за подсказку". Советами по деловой логике очень внушается. Иногда даже относится к ним некритично. Если, например, ему кто-то "подсказал", что нужно хранить почтовые квитанции, будет хранить, пока сам не сообразит, что это ему не нужно(вот не знаю, вроде не настолько запущено, хотя я могу и не обращать должного внимания).

Всегда очень внимателен к деловым рекомендациям. Если ему рекомендуют торговую фирму, товары которой дороги, но практичны, он будет покупать там (если мне понравится). (Но Достоевского можно иногда увидеть и на дешевой распродаже, и в "комиссионках", где он также ищет себе недорогие, но добротные вещи.) (бывало)

Поддержание порядка в доме требует от него много сил (как хорошо, если бы этим занимался кто-нибудь другой), но если этого другого нет — вынужден все делать сам.

Не терпит в доме лишних, ненужных вещей, и всего того, что с его точки зрения уже не обладает никакой ценностью — беспощадно их выбрасывает Но то, что, с его точки зрения, представляет хоть какую-то ценность, бережно хранится в доме. Достоевский умеет быть экономным (я не растрачиваюсь, но и не шибко парюсь), умеет дорожить тем, что имеет.

Достоевский не любит торговаться, но не упустит возможности робко поинтересоваться, нельзя ли снизить цену. И если можно, он очень деликатно об этом попросит.

Брать деньги в долг Достоевский не любит, но сам с готовностью дает взаймы (если может) (вообще смотря кому, хотя если мало — не важно. Я, если вижу необходимость, могу дать сумму, которую мне не шибко жалко было бы потерять в принципе, если человек её не вернёт. Не люблю, когда о таком просят)Довольно часто ему бывает трудно взыскать с должника Если это мелкая сумма, он может даже смириться с ее потерей, но если это крупный долг, Достоевский найдет способ деликатно и ненавязчиво напомнить о нем.(если будет игнорироваться, будет перерастать в раздражение, поставлю солидный минус в доверии к такому человеку) "Те триста долларов, что я тебе одолжил, можешь пока подержать до следующего месяца".

Достоевский всегда благодарен партнеру, который способен подсказать ему, что нужно сделать и как следует поступить в каждой конкретной ситуации. Его не устроят общие фразы о том, как надо или как не надо жить (черта, свойственная его конфликтеру Жукову) такой подход к решению жизненных проблем Достоевского только раздражает.

Другое дело, когда по каждому конкретному поводу он получает четко выверенные, многократно проверенные и предельно ясно и методично изложенные рекомендации, которые он может с полной уверенностью применять как руководство к действию. Именно в таком ракурсе он получает информацию от своего дуала Штирлица, и именно такого рода информация Достоевскому нужна постоянно и крайне для него важна.

БС
Наблюдаются определенные трудности у представителей этого типа с благоустройством собственного быта, хотя, разумеется, Достоевского можно приучить поддерживать порядок в доме и он добросовестнейшим образом будет относиться к этой своей новой обязанности.

В области эстетики у представителей этого типа также далеко не все обстоит благополучно(я другого мнения на этот счёт), поэтому они с благодарностью принимают любую помощь и любую информацию по этому аспекту. Представитель этого типа может всю жизнь прожить бок о бок с партнером-сенсориком и все равно в области сенсорных ощущений(мне не понятно, каких?) он будет делать грубейшие ошибки, если его не научить, как их избегать.

Представители этого типа часто бывают равнодушны к своему внешнему виду. Основное их требование к себе: не выделяться и не одеваться вызывающе(такое есть, но не основное, основное — гармонично и соответствующе тому, что я из себя представляю. Вообще хорошо, когда одежда тоже говорит о человеческих персональных характеристиках. Ещё хорошо, когда ситуативно уместна, если там, куда я иду, надо выглядеть ярко — я буду, это можно списать на "не выделяться", в принципе). Главное — не раздражать своим видом окружающих и ни у кого не возбуждать лишних эмоций, поэтому они стараются одеваться скромно, неброско, удобно и опрятно. Очень боятся ярких цветовых сочетаний, предпочитают спокойные, нейтральные тона.

Женщины этого типа предпочитают выглядеть естественно и потому очень неохотно пользуются косметикой(мне лень). Многие из них выглядят значительно старше своего возраста, поскольку редко прилагают какие-либо усилия для того, чтобы выглядеть моложе(думаю, о том, чтобы выглядеть моложе, мне рано думать, хотя как-то вообще не парит этот вопрос, но ухаживать за кожей — важно).

С кулинарными изысканиями у представителей этого типа тоже возникают трудности. Очень часто в их изделиях ощущается "недовложение" или "перебор" некоторых ингредиентов. Бывает, что они готовят слишком постную пищу, потому что боятся высокой калорийности или экономят на продуктах. Бывает наоборот — готовят чрезмерно жирную пищу, потому что в противном случае у них все подгорает. (на мой взгляд таких уж проблем тут я не испытываю)

Часто они доверяют не столько своему вкусу, сколько своим знаниям: " Я не знаю, сколько нужно соли на такое количество. Я, конечно, могу посолить, ну а если это потом покажется кому-то слишком соленым?.." (чаще всего я интуитивно понимаю, сколько надо, можно вообще не пробовать, то же самое и со специями. Выходит вкусно, и мне, и другим, если не лукавят, чтобы не обидеть, но ощущается вполне искренне. Однако у меня могут возникать проблемы с тем, чтобы рассчитать, сколько крупы надо на столько-то порций, сколько я обычно не готовлю, например) Впрочем, как правило, своими неудачами в этой области они особенно не смущаются и с готовностью выслушивают конструктивные замечания и советы, сделанные в деликатной и доброжелательной форме. (что-то я их чаще даю)

Достоевский предпочитает вести здоровый образ жизни, заниматься спортом, следить за режимом питания, за своим самочувствием(предпочитаю, но не особо слежу). И тем не менее ему всегда нужен кто-то, кого бы интересовало состояние его здоровья.

Достоевский очень ценит, когда кто-то другой заботится о его комфорте, о его питании. Ему нужно, чтобы кто-то создавал ему уют и время от времени напоминал, что ему не мешает позаботиться и о себе. (я, в принципе, могу позаботиться о себе, хотя иногда...)

Именно таким партнером для него является Штирлиц, от природы наделенный прекрасным вкусом, умеющий создавать уют и заботиться о своих близких. Штирлиц великолепно решает бытовые и эстетические проблемы Достоевского.

ЧЭ
Сфера наблюдения Достоевского — эмоции человека, его чувства, состояние его души.

Достоевский всегда очень тонко подмечает настроение, душевное состояние, чувства и переживания человека. Смысл самих слов при этом для него никакого значения не имеет. Он убеждается только тем, что лично наблюдает, т. е. мимикой человека и его интонациями.

Достоевский умеет приспосабливать свое эмоциональное состояние к эмоциям и переживаниям другого человека. Умеет снять раздражение, напряжение, умеет успокоить. (хочу думать, что умею)

Своих собственных эмоций в общении старается не навязывать, поскольку сопереживает в первую очередь эмоциональному состоянию других. С грустными он грустен, с веселыми — весел. Считает, что испортить человеку настроение — значит, обидеть его, поступить с ним неэтично. (У Достоевского вообще на этот счет своя теория. Например, если человек сделал неудачную покупку, ему об этом говорить не следует: все равно ведь уже ничего не поправишь, а настроение у человека может испортиться, а это нехорошо.)

Достоевский не позволит себе быть для кого-то источником неприятных эмоций: не любит никого намеренно раздражать или дразнить. Более того, не позволит никому из своих близких раздражать или дразнить других.

Достоевский не злопамятен, не завистлив. Он искренне радуется чужим удачам и успехам. Не ревнив и очень доверчив. Но злоупотреблять его доверием — значит, жестоко оскорбить его. Очень тяжело переживает разочарование в людях. (я всё-таки либо знаю, что человек, в принципе, мог так поступить, либо не разочаровываюсь до конца обычно. Может, мне просто повезло не попадать так)

В любви и в дружбе отличается исключительной преданностью и самоотверженностью.

Старается, чтобы его собственные неприятности не испортили сложившихся вокруг него отношений, поэтому в выражении своих отрицательных эмоций очень осторожен. Скорее пожалуется постороннему человеку, чем близкомуообще, могу и близкому пожаловаться, но если получу негативную обратную связь, такую практику могу и прекратить). Точно так же свои глубинные страхи и проблемы скорее выскажет постороннему. (а вот тут уже не знаю, я лучше вообще не выскажу, хотя могу и близкому)

Сочувствуя и сопереживая другому, проявляет максимум такта и терпения. Выражает соболезнование всегда в очень тактичной и деликатной форме, чтобы не разбередить чужую боль. Плачущего человека всегда терпеливо успокоит, даст ему выплакаться, не призывая к сдержанности и не требуя "взять себя в руки".

Собственное горе старается переносить мужественно и не афишировать. (С возрастом представителям этого типа труднее сдерживать свои отрицательные эмоции.)

Достоевский обычно не ставит себе задачи развеселить кого-то или рассмешить, старается поддерживать ровное настроение у окружающих.

Вспыльчивость и раздражение проявит только в самом исключительном случае — только будучи глубоко уязвленным. Как форму общения считает для себя недопустимым.

Всегда осуждает грубый тон и бесцеремонное поведение.

Не терпит злословия, всегда старается его пресечь в мягкой, тактичной форме. Обычно не сплетничает и "косточки не перемывает", даже для того, чтобы поддержать разговор. Осуждает это качество у других. Если и считает нужным что-то сказать про человека, всегда думает о последствиях своей информации.

Очень сентиментален. Мелодрама, в которой добро побеждает зло, — его излюбленный жанр. Очень любит многосерийные телесериалы, в которых действуют персонажи с ярко выраженными в этическом плане характерами. ("Ах, какая она добрая, эта Изаура, а он — такой негодяй!)(они же плоские и непроработанные)

БИ
Обстоятельствам времени Достоевский придает особое значение, поскольку подсознательно он призван "обслуживать" слабую интуицию времени своего дуала Штирлица. (Несколько строк, произвольно взятых из рассказа Ф. М. Достоевского "Сон смешного человека", убедительно иллюстрируют значимость фактора времени для представителей этого психологического типа:"... Истину я узнал в прошлом ноябре, и именно третьего ноября, и с того времени я каждое мгновение мое помню. Это было в мрачный, самый мрачный вечер, какой только может быть. Я возвращался тогда в одиннадцатом часу вечера домой, и именно, помню, я подумал, что уж не может быть более мрачного времени.")

Назначая встречу, Достоевский старается как можно точнее обговорить все обстоятельства времени и места, чтобы не возникло никакой путаницы и чтобы никого не заставить ждать. (Достоевский не любит Заставлять ждать и не любит, когда его заставляют ждать.)

Некоторые из представителей этого типа обладают феноменальной памятью и могут даже в преклонном возрасте подробно описать события, происходившие с ними в раннем детстве, последовательно восстанавливая в памяти все обстоятельства до мельчайших подробностей.

К планированию своего и чужого времени Достоевский относится очень серьезно. Например, он может отказаться от выгодного, но долговременного контракта, опасаясь, что за такой срок в его планах могут произойти изменения и он не сможет выполнить взятые на себя обязательства.

При всей своей мечтательности и отрешенности, никогда не забывает о назначенных встречах и запланированных делах (если я никому не обещала и меня там не ждут, а просто мероприятие — забываю). Более того, он постоянно напоминает другим о том, что и когда нужно сделать. Иногда создается впечатление, что это не человек, а "ходячие часы": "Уже полдевятого, почему ты еще дома?!", "Сейчас уже семь часов, тебе же пора принимать лекарство!", "Не забудь, он просил перезвонить до полудня!", "Сегодня восьмое число, не забудь завтра заплатить за квартиру".

Старается все делать своевременно, даже демонстративно своевременно: "Надо прийти пораньше, а то вдруг он придет раньше и будет волноваться, что нас еще нет!" (может быть)

Достоевский терпеть не может спешки, он старается предельно точно рассчитать время работы, с тем чтобы выполнить задание точно в срок. Если какие-то объективные обстоятельства вынуждают его вносить в свои планы коррективы, он мобилизует все силы для того, чтобы не "выбиться из графика". Отклониться от своего "графика" он может только, если это потребуется в интересах его личных отношений. (Например, если его друзьям потребуются помощь и сочувствие именно в то время, когда он делает срочную работу, Достоевский окажется в крайне затруднительном положении.)

Достоевский берет на себя заботу о распорядке дня своего партнера. Если партнер имеет обыкновение, увлекаясь работой, забывать об отдыхе, Достоевский, как заведенные часы, вовремя напомнит, что пора уже и отдохнуть и поесть. Если партнер не внушается его напоминаниями, Достоевский применяет решительные меры. (Он применяет решительные меры и тогда, когда кто-то из его близких резко отклоняется от нормального и здорового режима дня: "Обычно во время школьных каникул бабушка нам позволяла просыпаться попозже, и нам нравилось ее испытывать, сколько она разрешит нам залеживаться в постели. И вот, когда наступало "критическое время", бабушка, обычно уже рассерженная, врывалась в нашу спальню и "будила" нас самым решительным образом, хотя по природе была человеком очень мягким и деликатным".)

Достоевский всегда раздражается, если кто-то не считается с его личным временем. Сам он никогда не позволит себе чужим временем злоупотребить. (Бабушка, из приведенного выше примера, особенно сердилась на своих внуков за то, что в ожидании их "пробуждения", ей приходилось по несколько раз разогревать им завтрак, в то время, как у нее была еще масса других запланированных дел.)

Забота Достоевского о времени окружающих его людей — это в первую очередь форма выражения своего отношения к ним, это непременное условие его этической программы, этической гармонии с партнером.

Уделить время человеку для того, чтобы помочь ему, поддержать, утешить его, посочувствовать ему, — это, в понимании Достоевского, большой и щедрый подарок, который уже сам говорит за себя. И именно этот подарок лучше всего оценивается его дуалом Штирлицем.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение Eva_forever » Чт янв 24, 2019 5:04 am

la_lune, спасибо, завтра почитаю. А может быть модель А для Еся тоже рассмотрите? Не всю, только творческую, болевую, активационную и ограничительную. Хотя там разные знаки у функций, конечно. У Аушры короче, чем у Стратиевской, может вам понравится:
http://www.socioniko.net/rus/index.php/esenin/424-esenin-aushra
Жизнь моя, иль ты приснилась мне...
Аватара пользователя
Eva_forever
Бывалый
Бывалый
 
Сообщения: 2874
Зарегистрирован: Пт сен 08, 2017 5:03 pm
Пол: Женский
Профессия: Подарок судьбы 800 lvl

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Чт янв 24, 2019 3:01 pm

Eva_forever писал(а):la_lune, спасибо, завтра почитаю. А может быть модель А для Еся тоже рассмотрите? Не всю, только творческую, болевую, активационную и ограничительную. Хотя там разные знаки у функций, конечно. У Аушры короче, чем у Стратиевской, может вам понравится:
http://www.socioniko.net/rus/index.php/ ... nin-aushra

Вам спасибо. Могу, в принципе, если это внесёт какую-то ясность, хотя инфы уже немало по функциям. Раз начала по Стратиевской, могу и это по ней описать. Там несколько карикатурно бывает, конечно.
Просто я не очень хорошо воспринимаю слог Аушры, он чувствуется каким-то сильно абстрактным и отстранённым от объекта повествования.


Есенин


ЧЭ
Второй своей ценностью, которой он щедро одаривает окружающих, Есенин считает умение создавать приятное настроение и доставлять удовольствие своим обществом(кто не хочет думать, что он доставляет удовольствие своим обществом). Ко всем наблюдаемым явлениям Есенин постоянно проявляет чрезвычайно живое эмоциональное отношение. Казалось бы, не существует в природе такого объекта, субъекта или события, которое бы оставило его равнодушным. Это качество необычайно располагает к нему людей. Кажется немыслимым оттолкнуть человека, который так искренне восхищается всем, что в тебе есть хорошего, который видит в тебе столько интересного, сколько раньше тебе самому и не представлялось(люди нередко реагируют так, будто бы не представлялось). А как он умеет слушать, восторженно глядя в глаза собеседнику, так, что кажется ничего в своей жизни мудрее не слышал! А его милая, добрая, скромная улыбка — как "солнечный зайчик" на лице. Иногда мечтательная, иногда лукавая, но такая доброжелательная, оптимистичная и ободряющая.(я не в курсе)

Настроение Есенина — тоже, как солнечный лучик: приветливый, уступчивый, ласковый, беззаботно-веселый, в романтическо мечтательном состоянии души, он фантазирует на какую-нибудь отвлеченную тему, и весь мир как будто окрашивается яркими красками, наполняется солнечным светом и "сверкает росой". Блаженное, как сладкий дурман состояние, сказочный сон, который хочется продлевать до бесконечности, но который закончится именно тогда, когда Есенин сочтет нужным его оборвать. Есенин не любит, когда какой-то внешний раздражитель разрушает его миражно-воздушную гармонию — в такую минуту он чувствует себя художником загубленного творения. (Было бы неправильным воспринимать Есенина как некую дурман-траву, призванную задурить голову или усыпить бдительность всех окружающих его людей (лол). Вовсе нет!

Первейшая его психологическая задача заключается в том, чтобы максимально расслабить своего дуала Жукова, вечно напряженного и склонного к перегрузкам.) Есенин — художник настроения: какую "картину" нарисует — так тому и быть. Настроение — инструмент его воздействия на окружение. Настроением он может "одарить", а может и наказать. В его понимании, настроение — это всегда нечто материальное, это своего рода произведение искусства. В случае, когда созданное им настроение "безмятежного покоя" не оценивается и должным образом не вознаграждается, Есенин считает нужным "нарисовать другую картинку", в других эмоциональных красках, но не менее ярких и насыщенных. (Настроение для Есенина — это еще и способ манипулировать окружением.)

Мало кто умеет так творчески скандалить, как Есенин(нет-нет-нет, такого не надо). Причем время и сила эмоционального воздействия рассчитываются с исключительной точностью — ровно столько, чтобы партнер сумел усвоить полученный урок, сделать вывод из собственных ошибок и постараться как можно скорее их исправить, с тем чтобы не повторять впредь. Опять же, эта болезненная этическая манипуляция психологически рассчитана только на Жукова, на его инертную эмоциональность и несколько неуклюжую этику. Но то, что для Жукова не более, чем эффективный способ эмоциональной активации, для других (особенно эмоционально ранимых типов личности) может обернуться совершенно нестерпимой пыткой.

В общении Есенин берет довольно близкую психологическую дистанцию, вследствие чего может ощущать себя слишком уязвимым и слишком зависимым от партнера. Поэтому есенинские скандалы — это не более чем вынужденная мера, цель которой, с одной стороны, отрегулировать психологическую дистанцию, с другой — привлечь внимание к своим проблемам и выразить свои требования в той форме, в какой они удобнее всего воспринимаются его дуплом(басня о Есенине и дупле... вот черт знает, если я считаю важным о чём-то поговорить, то последнее, чем я это назову — это скандал, эмоций там будет настолько мало, насколько смогу). Есенин не способен говорить о своих проблемах "деловым тоном" — это в его понимании слишком грубо и бестактно: ведь он сориентирован на уязвимую эмоциональность и демонстративную прагматичность Жукова. Поэтому считает, что достаточно тонкого и тактичного полунамека, чтобы партнер его правильно понял и сам предложил свои услуги. Есенин чувствует себя очень неловко, когда заданный им эмоциональный тон не находит должного отклика и поддержки у окружающих: у Есенина начинаются резкие перепады настроения, которые также выливаются в скандал.

Есенин очень легко умеет настроиться на собеседника, почувствовать его (хочу думать, что легко могу). И если у него почему-либо не налаживается контакт, это его всегда настораживает: Есенин начинает размышлять, по каким таким причинам его "не подпускают", возможно этот человек не так прост, как кажется, или может быть даже опасен (всё не так запущено, если изначальных подозрений не было, то вряд ли возникнут такие мысли потом) (срабатывает его "отрицательная интуиция времени" — стремление уйти от опасности). Выставляя эмоциональную оценку этическим качествам окружающих, Есенин делает это сообразно своему настроению: находясь в хорошем расположении духа, восторгается теми, кто ему симпатичен, в плохом — "перемывает косточки" всем остальным. В состоянии раздражения у него возникает непреодолимое желание говорить "в лицо" самые вздорные и неприятные вещи. (даже если возникает, обычно преодолимое)

Периодически Есенин может проявлять себя как зачинщик конфликтов — способ, необходимый ему для выяснения собственного положения в системе отношений. Вся многообразная гамма чувств и настроений Есенина — это не только его "художественная палитра", это еще и его "инструментарий", и его "оружейный склад". Есенин уверен в своем обаянии, в своей привлекательности, в арсенале своих очень милых и симпатичных масок, которыми он великолепно пользуется. Причем это не внешние маски: любая из них — как бы своеобразное состояние его души.

ЧЛ
Есенин никак не попадает в разряд деловых, инициативных и энергичных людей. И на это у него есть много причин. Первая из них — Есенин не любит тратить время на работу, если она не доставляет ему удовольствий или как-то с ними не совмещается. Есенина можно увидеть работающим за компьютером и одновременно слушающим музыку; аккомпанирующим на пианино и одновременно читающим книгу; разучивающим музыкальное произведение, не отрываясь от спортивной передачи по телевизору(всё же слишком многозадачно, пожалуй). Вторая причина — "не следует спешить с выполнением работы: может быть, она вообще никому не понадобится, а может быть, ее захочет сделать кто-нибудь другой". Другими словами — нужно работать заниженными темпами, чтобы не попасть под завышенную норму. Собственное желание поработать у Есенина появляется крайне редко. Выполнение работы Есенин часто откладывает до последней минуты, иногда так, что не делает ее совсем. Иногда это ему сходит с рук, иногда он из-за этого теряет работу. (Впрочем, довольно быстро находит другую, а если нет — найдет того, кто о нем позаботится.)

Для того чтобы работать, Есенину нужно рабочее настроение. А где его взять, если он находится то в блаженно-восторженном состоянии души, то в напряженно-раздраженном? Чаще всего он бывает просто расслаблен, а заодно расслабляет и окружающих, так что и "волевой импульс" задать ему некому, а собственными усилиями загнать себя на рабочее место ему очень трудно. Кроме того, что-то странное творится с организмом Есенина: как только он садится работать, ему сразу хочется то кушать, то перекурить, то выпить чего-нибудь, а то просто клонит в сон (и да, и нет, смотря над чем работаю, я уже поняла как у меня работает и отчего механизм прокрастинации). Есенин знает за собой эту особенность, и поэтому старается создать себе все условия для продуктивной работы. Иногда у себя дома организует отдельную комнату под рабочий кабинет: принесет туда огромный письменный стол с массой канцелярских принадлежностей, расставит книги по полкам, развесит календарики по стенам, потом внесет туда телевизор, потом диван-кровать... А какие "завалы" на рабочем столе у Есенина. Это даже не "завалы" — это настоящие "скифские курганы", где можно раскопать вещь, считавшуюся много лет утерянной. (у меня всё на своих местах и там и остаётся, возвращаю же)

Есенин не любит, когда его вещи залеживаются в чужом доме, поскольку всегда опасается, что они к нему больше не вернутся. Но он очень любит оставлять у себя то, что ему не принадлежит. Есенин часто подшучивает над тем, что слишком быстро привыкает к чужим вещам (прямо как к своим собственным). И чем нужнее ему чужая вещь, тем быстрее он к ней привыкает и тем труднее ему с ней расстаться. Так же и с деньгами: Есенин может купить себе огромный и дорогой бумажник со множеством отделений, что бы хранить там деньги и квитанции. Но деньги в его карманах не залеживаются. Особенно, если он живет не один и не с дуалом, у него возникает непреодолимое желание их потратить. Иногда он как бы соревнуется в этом со своим партнером, предпочитая лучше потратить на себя, чем дожидаться, пока их отберут "в общий котел". (Еще один вариант есенинского комплекса "шестерки" — сделать все возможное, чтобы не остаться в накладе)

Очень не любит брать на себя ответственность (этим качеством он хорошо дополняет своего дуала Жукова, предпочитающего самостоятельно все решать и за все отвечать). Именно поэтому Есенин всегда старается переложить ответственность на кого-нибудь другого — качество очень неприятное и создающее массу проблем, когда представители этого типа занимают ответственную должность(либо она ещё не моя, тогда берите, если хотите, либо она уже моя, и я не считаю корректным перекладывать). Есенин часто затягивает с вынесением резолюции по вопросу, решение которого зависит только от него: все ему кажется, что время под-" скажет ему нужное решение, или кто-то устанет ждать и повлияет на его решение, и тогда и ответственность можно будет свалить на него(он сам взял!). То он боится дать своим посетителям "дефицитную информацию" — ему легче прикинуться некомпетентным, чем быть обвиненным в том, что он "выболтал" какие-то секреты своего ведомства. То перепутает последовательность делопроизводства, то дезинформирует своих посетителей, то сам упустит из виду какую-то важную информацию.

Ошибки Есениных-чиновников очень дорого обходятся посетителям. Тем более, что Есенин очень не любит проверять результаты своей работы. Есенин-бухгалтер преспокойно может потерять какие-то цифры или документы, не отметить какой-то платеж и тем самым повесить на ни в чем не повинного человека астрономический долг, который еще будет обрастать процентами.(это экстремально безответственно, нет, у меня схожих проблем не бывает, я таки проверю и, возможно, перепроверю) Есенину бывает иногда так скучно заниматься своим непосредственным делом, что он пользуется любой возможностью отвлечься на постороннее общение, а если такового нет — охотно займется "общественными нагрузками" ("общественница Шура" в фильме Э. Рязанова "Служебный роман").

Представителям этого типа довольно часто удается сделать неплохую карьеру, причем далеко не всегда благодаря своим деловым качествам. И все же сказать, что Есенин совершенно не способен сделать что-то полезное, тоже нельзя. Встречаются среди людей этого типа и умельцы, и труженики. Скажем так, Есенин может сделать всe, что ему нужно. Проблема в том, что далеко не всегда у него возникает на это желание. А постоянно заставлять его тоже невозможно (не надо меня заставлять, просто работайте, я включусь). И не только потому, что ни у какого партнера, кроме Жукова, на это не хватит ни сил, ни здоровья, а еще и потому, что, попадая на длительное время в неудобный для себя рабочий режим, Есенин просто начинает заболевать.

Нельзя Есенина "запрячь и пахать на нем", потому что это далеко не самый сильный и выносливый тип личности: у него слабая сенсорика, а это очень серьезно. Положение спасает только наличие в доме его дуала Жукова. (Представители других типов рискуют увязнуть в есенинском "расслаблении", поскольку он еще и парализует деловую активность своего окружения.) Только Жуков с его исключительной работоспособностью и целенаправленностью может позволить себе под его влиянием чуть-чуть расслабиться, равно как и заставить Есенина работать в самом продуктивном и самом оптимальном для себя режиме(заставить работать? Ещё и в оптимальном режиме? Это не так работает у меня, заставлять толку не возымеет, собственный пример более заразителен). Жуков — единственный из всех типов личности, кто на это способен.

БЛ
Есенин очень активизируется, когда предоставляется возможность собрать важную для себя информацию. При всей кажущейся рассеянности он достаточно наблюдателен и всегда с легкостью находит людей, у которых может выведать что-либо для себя интересное. Так же как и Жуков, он считает, что информация — это огромная ценность, овладев которой, человек получает огромные преимущества. Есенин великолепно осуществляет сбор информации. Собирает ее по всем каналам — всестороннюю и самую достоверную. Есенин никому ничего не позволит от себя утаить, причем делает это очень естественно и непринужденно. Достаточно ему только захотеть и он с легкостью узнает все, что его интересует.

Любопытство Есенина не знает границ, и именно потому, что никакими приличиями оно не ограничивается. С самым невинным видом Есенин может задать самый бестактный вопрос (типа: "А кто вам помог с пропиской?"), причем будет абсолютно уверен, что ему на этот вопрос ответят. Отбор информации и анализ ее проводится им очень тщательно: самую ценную информацию Есенин оставляет только для себя и для тех, к кому он относится так же хорошо, как к себе. От Есенина очень трудно что-либо скрыть, но еще труднее выспросить у него то, чего он говорить не желает. Есенин очень боится высказать какую-то важную информацию во вред себе. Очень не любит, когда его дезинформируют или несвоевременно информируют, хотя сам он может сделать и то, и другое: Есенин очень не любит, когда по отношению к нему применяют его же собственные хитрости. Таких вещей никогда никому не прощает, и именно в таких случаях в его лице можно нажить врага (а это очень опасно!): Есенин начинает понимать, что его кто-то перехитрил, что его кто-то здесь за "фрайера держит". У него тут же "включается" его комплекс "шестерки" и он начинает резко портить отношения с обидчиком. Собирая информацию,. Есенин оказывает особо ценную услугу своему дуалу Жукову, для которого "знание" —это всегда сила и защита.

Есенину трудно быть логически последовательным, да он к этому и не стремится. Может сколько угодно себе противоречить, но при этом будет считать, что рассуждает достаточно стройно. Для того чтобы логически переспорить Есенина, не нужно подбирать особо весомых контраргументов. Есенин побеждает в споре не логикой, а этикой. И переспорить его исключитепьно трудно. Он слишком хорошо умеет уводить спор в сторону, "переводить на личности" и на выяснение отношений. Есенину бывает трудно проследить весь ход логических рассуждении — ему трудно сосредоточить внимание на широко развернутом логическом анализе. Поэтому ему удобнее всего воспринимать доходчивую и целенаправленную логику Жукова, способного объяснить самые сложные понятия, самыми доступными средствами, способного найти самые убедительные аргументы и выстроить их в том порядке, в котором они более всего убеждают. Формы логического изложения других типов-логиков Есенину никак не подходят. Для него они кажутся либо слишком запутанными и нагроможденными, либо слишком отвлеченными и не относящимися к делу (что его, кстати сказать, очень раздражает).

Логика Жукова в этом плане ему представляется самой оптимальной и убедительной. Высказываясь о чем-либо, Есенин не претендует на объективность собственного мнения (просто потому что это идиллия, объективность мнения) — для него гораздо важнее совпадение его мнения с мнением окружающих. Любит порассуждать на отвлеченные темы, но глубоким философом себя не считает: делает это "под настроение", для собственного удовольствия. Заучивать учебный материал, разбираться в логических понятиях Есенину очень трудно. Дать логическое определение собственными словами... — с этим к нему лучше вообще не обращаться. Лекции на научную тему —тоже не по его части. Если когда-либо Есенину приходится делать научный доклад, читать лекцию или сдавать экзамен по теоретическим или техническим дисциплинам, всегда старается с юмором "обыграть" собственную беспомощность. (Правда, это его не всегда выручает. Например: во время преддипломного экзамена по электронике студент-Есенин, получив от преподавателя транзистор, имел неосторожность воскликнуть: "Ой, какие у него проволочки! Как усики у муравьишки!") Редко случается встретить представителя этого типа, преподающего теоретические дисциплины. (Разве что, на самом примитивном уровне, для детей младших классов.)

ЧИ
Есенину нравятся люди "с возможностями", люди "с потенциалом". Любое новое знакомство Есенин в первую очередь оценивает именно с этих позиций. Человек, не умеющий себя преподнести, ему не интересен(эм, преподносят, как умеют, там я уж решу, интересно мне или нет). Зато от знакомства с интересным для себя, человеком Есенин возьмет все — и интересное общение, и приятное времяпрепровождение, и помощь в нужном деле, и ценную информацию, и ценные связи — словом, все. (смею полагать, что даю я тоже немало?)

У Есенина есть потрясающий "нюх" на неудачников. Неудачники Есенина не интересуют. Общение с ними он считает непозволительной для себя роскошью. Прекрасно оценивает перспективные возможности человека, причем оценивает не только то, кем он является сейчас, но и кем он может и, главное, хочет быть. Именно поэтому Есенин с таким уважением относится к перспективным планам, целям и задачам своего дуала Жукова, именно поэтому чувствует себя с ним защищенным. Со своей стороны Есенину тоже есть, что предложить: он тоже умеет представить свои способности в самом выгодном свете (причем, нередко в этом блефует).

Даже говоря о своих проблемах, Есенин не боится показаться неудачником: он всегда найдет способ списать свои неудачи на кого-то другого и представить себя человеком, несправедливо обделенным заслуженным вниманием. Есенин подсознательно наблюдает, какие возможности предоставляют ему та или иная ситуация, те или иные отношения. Всегда и везде завязывает массу знакомств. Важных или незначительных — не имеет значения: любое из них может оказаться для него полезным. С возрастом Есенин становится избирательнее в выборе окружения. Сразу оценивает потенциальные возможности каждого, стараясь избегать обременительных в будущем отношений (чтобы не пришлось тратить время на ненужное общение). Держит в памяти огромное количество сведений о каждом из своих знакомых, постоянно пополняет их новой, самой разнообразной информацией, чем иногда создает впечатление патологически любопытного человека.

Любит рекламировать таланты, способности и возможности своих знакомых Не упускает случая упомянуть о важных связях, но как бы вскользь, чтобы не заострять на этом внимания собеседника (Старается быть предусмотрительным и не рассказывать о себе ничего лишнего) Неприятно себя чувствует, когда его напрямую просят оказать какую-то протекцию. С одной стороны, неудобно отказать человеку в помощи, с другой — страшно делиться ценными связями (как бы не пришлось потом самому оказаться "не у дел"). Именно поэтому Есенин очень осторожен в обещаниях и предложении услуг. Не огорчается, если к нему редко обращаются за помощью, хотя часто выражает по этому поводу сожаление Охотно помогает только в том случае, если это не мешает его собственным планам, и только тем людям, на чью помощь и поддержку рассчитывает сам (Охотнее всего Есенин помогает своему дуалу Жукову, чьи достоинства он довольно быстро оценивает и чьей дружбой почти сразу начинает дорожить.)

Есенин строго следит не только за тем, чтобы его не "обошли", но и чтобы не "обнесли" шансом Он всегда живо интересуется перспективными планами своего окружения и особенно тем, какое место в этих планах отведено лично ему. Есенин (скорее всего)не будет просить за себя — он просто "творчески" обидится, если о нем не позаботятся. Заставит "вписать" себя в любую программу и не потерпит, чтобы его оттуда "вычеркнули". "Вписавшись в программу", Есенин иногда начинает "тянуть шансы" на себя, — старается обратить максимум внимания, занять максимум времени, не оставляя места другим (у Есенина есть свои способы "работать локтями"). Иногда у него возникает желание быть одновременно в разных местах — ему вдруг кажется, что он слишком долго сидит на одном месте и тем самым упускает возможности, которыми, может быть, сейчас пользуется кто-то другой.

Иногда ему хочется узнать границы дозволенного и он позволяет себе более чем смелые выходки Всегда радуется и с восторгом рассказывает, если какая-то шалость благополучно сошла ему с рук. Есенин подсознательно как бы зондирует почву любой ситуации, как бы нащупывает ее "критическую точку". Подсознательно "дирижируя" ситуацией, Есенин может обострить кризис, может его сгладить, может приблизить, может оттянуть. Этим он "работает" не только на себя, но и на своего дуала Жукова. Жуков "заведует" расстановкой сил в пространстве, Есенин — расстановкой сил во времени.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение ЛориМакгрегор » Чт янв 24, 2019 3:21 pm

Про Бальзака и Достоевского: в пользу Бальзака несколько довесков вижу.
1. Стремление Бальзака к моральному нейтралитету (Достоевский может такое тоже заявлять, но всё же неумолимое притяжение велит ему в итоге выбрать сторону Силы. Соответственно, вся безоценочность летит далеко и надолго. И фигурирует, скорее, "простить", чем "принять со всеми тараканами" или "все по-своему правы".)
2. Исключительно практический подход к помощи, милосердию и добру. (Тогда как Достоевский считает, что может помочь одной своей доброй мыслью и парой слов. Хотя, конечно, под влиянием логико-сенсоров и сенсоров как таковых может раскаянно кинуться помогать делом, но это всё же базовой программой не становится, больше стремление показать помогающее чувство воочию. И если чувство не ценится, а ценится только само дело, то это коробит и разочаровывает в итоге, ощущается как чёрствость и неблагодарность.)
3. Больше здравого скепсиса, который помогает вовремя остановиться и перестать ждать исправления от непутёвого орка Васи. (Достоевский больше склонен ждать этого, нежели скептически рассуждать.)

То есть как бы доброты много, этика белая прокачанная, но это не есть моральная база Достоевского.
Инструкция по заполнению фэнтези-анкеты

ДоноДостоГам
Странствующий сказочник Андерсен
А ещё я гениальный эльф. :)
И оракул.

"За Макдьюи!" (с)
Аватара пользователя
ЛориМакгрегор
Местный
Местный
 
Сообщения: 1442
Зарегистрирован: Сб сен 24, 2011 2:53 am
Откуда: Вечность
Медали: 1
Пол: Женский
Соционический тип: Дон Кихот
Тип по психе-йоге: Андерсен (ЭЛВФ)
Профессия: Веганическая Ночная Фурия

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение Eva_forever » Чт янв 24, 2019 5:20 pm

la_lune, ну судя по описанию БИ, конечно, самая сильная функция, 4-мерная, но она у всех трех типов такая. Конечно, похожа на базовую даже чисто по впечатлению от вас - и ник, и аватарка, и видео, и ваши посты - все дышит спокойствием, размеренностью и такой "безвременностью" в смысле, что времени у вас вечность. За Еся то, что в бальзаковской БИ вы выделили жирным шрифтом - ведь Еси позитивисты.

Из Достоевской БИ - "напомнит, что пора уже отдохнуть и поесть" - похоже на ролевую БС.

А вот это - "всегда раздражается, если кто-то не считается с его личным временем. Сам он никогда не позволит себе чужим временем злоупотребить" - интересно, потому что если БИ базовая, то это происходит само собой - затягивание человека в собственный ритм базового БИ.

Другие функции сегодня попозже напишу.

А вы не пробовали посмотреть по витальным и ментальным функциям? Потому что у Доста и Баля с Есем некоторые функции будут повернуты. Вроде похоже, а на самом деле абсолютно разные.
http://socionicasys.org/teorija/dlja-novichkov/bloki-i-kolca
http://sibsocionic.ru/mental-vital/
Жизнь моя, иль ты приснилась мне...
Аватара пользователя
Eva_forever
Бывалый
Бывалый
 
Сообщения: 2874
Зарегистрирован: Пт сен 08, 2017 5:03 pm
Пол: Женский
Профессия: Подарок судьбы 800 lvl

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение la_lune » Чт янв 24, 2019 5:41 pm

ЛориМакгрегор писал(а):Про Бальзака и Достоевского: в пользу Бальзака несколько довесков вижу.
1. Стремление Бальзака к моральному нейтралитету (Достоевский может такое тоже заявлять, но всё же неумолимое притяжение велит ему в итоге выбрать сторону Силы. Соответственно, вся безоценочность летит далеко и надолго. И фигурирует, скорее, "простить", чем "принять со всеми тараканами" или "все по-своему правы".)
2. Исключительно практический подход к помощи, милосердию и добру. (Тогда как Достоевский считает, что может помочь одной своей доброй мыслью и парой слов. Хотя, конечно, под влиянием логико-сенсоров и сенсоров как таковых может раскаянно кинуться помогать делом, но это всё же базовой программой не становится, больше стремление показать помогающее чувство воочию. И если чувство не ценится, а ценится только само дело, то это коробит и разочаровывает в итоге, ощущается как чёрствость и неблагодарность.)
3. Больше здравого скепсиса, который помогает вовремя остановиться и перестать ждать исправления от непутёвого орка Васи. (Достоевский больше склонен ждать этого, нежели скептически рассуждать.)

То есть как бы доброты много, этика белая прокачанная, но это не есть моральная база Достоевского.

Знаете, Лори, я и сама думаю, что я, наверное, недостаточно соответствую образу Достоевского. По этой причине данную версию я и не рассматривала ранее. Вот и по БЛ у них в описании Стратиевской что-то феерическое моментами, впрочем, надо ещё почитать. Однако:

1. Я тут прочла, что рациональные этики стремятся к объективности. Я не отрицаю, что могу встать на чью-то сторону. Например, в случае грубости, жестокости, неконструктивной критики, да и вообще нетактичной критики с другой стороны я встану на сторону критикуемого автоматически, там уже не важно, кто был прав до этого безобразия, "перехода на личности" быть не должно. Получается, я всё же поступаюсь логикой во имя этики? В общем, есть много нюансов.
Я запуталась, у кого больше фигурирует "простить", а у кого "принять со всеми тараканами" и "все по-своему правы", но у меня на деле больше фигурирует "принять" и "все по-своему правы". Внедрить "простить" сложно, когда не умеешь держать обиды.
В безоценочность мне ой как непросто, это заметно, но я думаю, что так было бы лучше. Планирую записаться на коммуникативный курс, они учат этому и куче всего ещё.

2. Как бы это сказать. Словом-то помочь для меня вполне естественно, это вообще легче сделать, чем не сделать, ибо если не сделаю — буду чувствовать себя дискомфортно, даже виноватой(если Дост, то канонично). Но это всецело зависит от ситуации. Если у человека внутренние траблы — лучше помочь решить внутренние траблы, словами. Если внешние — надо разбираться в причинах. Если причины внешних внутренние, то мне легче будет, конечно, попробовать решить внутренние, что, опять же, словами. Но если всё извне...то оно может идти внутрь. Н-да. Если так и происходит, тут тоже поддерживать словами надо, получается. Если не особо происходит, то надо решать внешние проблемы (я, кстати, хоть и говорю, что надо помогать делом, сама совершенно не знаю, насколько меня хватит, но проблемы-то надо решать).

3. Я могу ограничить траблы от проблем извне, но от моих собственных или проблем близких абстрагироваться очень сложно. Вообще, я не припомню, чтобы я такое писала, потому что я сейчас как раз жду исправления от т.н. "непутёвого" орка Васи. Я надеюсь, что орк Вася подумает над всем, что я ему сказала, и, возможно, всё-таки поймёт, почему всё так, я же старалась донести. Больше с надеждой, чем скептически рассуждая, но надежда может быть болезненна, скепсис — самозащита, если я хочу перестать ждать, то надо изменить отношение, для этого надо проанализировать ещё глубже, даже концентрируясь на негативном и, возможно, тогда можно будет принять, что орк Вася менять ничего не хочет, хоть и сложно всё равно. Ох уж эти орки.

Про моральную базу Достоевских ничего не скажу, ибо считаю, что у каждого человека она своя собственная, в том числе и у каждого отдельного Достоевского.
Аватара пользователя
la_lune
Участник
Участник
 
Сообщения: 109
Зарегистрирован: Пн дек 10, 2018 9:46 pm
Пол: Женский

type me gently [видео, фэнтези]

Сообщение ЛориМакгрегор » Чт янв 24, 2019 5:51 pm

Ну тогда вы Баледост. :D
Инструкция по заполнению фэнтези-анкеты

ДоноДостоГам
Странствующий сказочник Андерсен
А ещё я гениальный эльф. :)
И оракул.

"За Макдьюи!" (с)
Аватара пользователя
ЛориМакгрегор
Местный
Местный
 
Сообщения: 1442
Зарегистрирован: Сб сен 24, 2011 2:53 am
Откуда: Вечность
Медали: 1
Пол: Женский
Соционический тип: Дон Кихот
Тип по психе-йоге: Андерсен (ЭЛВФ)
Профессия: Веганическая Ночная Фурия

Пред.След.

Вернуться в Типирование на форуме

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Алексище, Exabot [Bot], Gabriela, Gabrielle, GoGo [Bot], Google [Bot], Google Adsense [Bot], Google Search Appliance, hop_op_op, Istanaro, Saneka, Sarah Connor, tort000, Yandex 3.0 [Bot], Yandex [Bot], Помазанник Божий, Валентина Воздушная, Ватсон, Мизеракль