Страница 1 из 1

Искусствовед об арт-группах и их политических акциях

СообщениеДобавлено: Вт мар 29, 2016 6:13 pm
Гексли Второй
Павленский — это точно искусство? Вопросы про акционизм, которые стыдно задавать
Изображение
В ночь на 9 ноября художник-акционист Петр Павленский поджег двери здания ФСБ на Лубянке, взял в руки канистру и стал ждать появления полиции. Акция получила название «Горящая дверь Лубянки». Павленского сначала обвинили в хулиганстве, затем — в вандализме, суд над ним состоится 10 ноября. «Медуза» решила, что «Горящая дверь Лубянки» — это повод для того, чтобы задать стыдные вопросы про акционизм человеку, который в нем разбирается. Им стала Мария Семендяева, искусствовед, редактор газеты «The Art Newspaper Russia».


Почему поджечь двери здания на Лубянке — это искусство?

Термин «искусство» менял свое значение много раз, и объект искусства видоизменялся вместе со средой, в которой жил художник. Место и время для своей акции Павленский выбрал прицельно. Можно спорить о том, что именно символизирует акт поджога, но все — даже противники Павленского — прекрасно понимают, что он хотел сказать; а значит, он попал в цель. Он создал новый образ, которого не было до этого: художник с канистрой на фоне горящей двери ФСБ. Для того чтобы получить этот образ, он использовал СМИ и свое тело в качестве инструмента. При взгляде на этот образ у нас возникают идеи и чувства, они побуждают многих людей высказываться по этому поводу. Ну, конечно, это искусство.

А если бы Павленский вашу дверь поджег — это что, тоже было бы искусством?

Поджог моей двери должен был бы указывать на какие-то действия, которые я совершила или совершаю и с которыми не согласен художник. Но если бы я написала про него неприятную статью, а он бы в ответ поджег мою дверь, это было бы простым сведением счетов. Искусством это стало бы в том случае, если бы возник дополнительный смысл в результате взаимодействия бензина, моей двери, моей позиции по какому-то вопросу, и позиции Павленского.

Как отличить искусство от вандализма и банальной порчи имущества?

Искусство создает добавочный смысл, новое значение. Это может быть новый визуальный образ или новая ассоциация, или уникальный символ. За искусством всегда стоит замысел и необычный взгляд на мир, заставляющий сердца людей биться сильнее, простите за банальность.

Акт искусства, получается, освобождает людей от следования Уголовному и Административному кодексам?

Периодически возникают ситуации, когда художники нарушают закон. Даже граффити Бэнкси по форме — уличный вандализм. Полицейский не обязан знать разницу между хулиганством и художественной акцией, но полицейский и не должен решать. Он должен выполнить свою работу, а дальше решать должно общество, в том числе искусствоведы, историки, другие художники. У нас же, по факту, и законы работают в выборочном порядке, и решения принимают люди, которые даже не сделают попытки выяснить: искусство перед ними или вандализм. Вопрос об ответственности художника перед законом должны решать несколько групп специалистов, а не только следственные органы.

Обязательно ли акционизм связан с нарушением законов?

Нет, совершенно необязательно, но в реалиях современной России любое необычное поведение в обществе может рассматриваться как посягательство на установленный порядок. Можно с уверенностью утверждать, что если вы будете хором петь на Красной площади, то рано или поздно вас задержат.

Почему нельзя поджечь изображение дверей ФСБ на выставке в специально отведенном для этого месте?

Ну, а почему нельзя, вместо того чтобы выпускать газету на всю страну, сделать макет редакции в каком-нибудь ангаре и там для собственного удовольствия печатать ее в нескольких экземплярах? Петру Павленскому было важно сделать заявление для множества людей, а не только для посетителей выставки, поэтому он выбрал для этого подходящее, с его точки зрения, место. Кроме того, в современном мире, как говорил искусствовед и философ Борис Гройс, циркулирует информация, которая не может быть о фикции — только о фактах. Поэтому и искусство изменилось, оно тоже стало апеллировать к фактам. Другими словами, если бы новость об акции Павленского звучала как «художник построил макет здания и поджег его дверь», вас бы вряд ли это заинтересовало. Медийная реакция — это важная составляющая современного художественного жеста.


  • Сегодня. Правоохранительные органы переквалифицировали уголовное дело, возбужденное в отношении художника Петра Павленского, который поджег дверь здания ФСБ России. Об этом рассказал «Интерфаксу» адвокат Павленского Дмитрий Динзе.

    По словам адвоката, дело в отношении Павленского переквалифицировано на статью 243 статью УК РФ (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия). Наказание по этой статье, отметил Динзе, предусматривает реальный срок лишения свободы.

    Здание ФСБ на Лубянке входит в список объектов культурного наследия.