Естественная мистика

Расстановки по Хеллингеру, теория, практические семинары, конференции, тренинги
Правила форума
Расстановки по Хеллингеру в Москве, стоимость для заместителей всего 100 рублей. Запись по e-mail: psychologysu@mail.ru

Естественная мистика

Сообщение Oleg » Ср апр 13, 2011 12:03 am

Естественная мистика

Я очень рад быть здесь и делится с вами опытом в отношении мистики.
Мистика будет описана здесь как естественная мистика. Многие связывают со словом мистика религиозные образы, а также определенные божественные представления. Я же отхожу от этого и говорю о естественной мистике.
Это выступление состоится в доме Рудольфа Штайнера. Штайнер был естественным мистиком. Это значит: он был в созвучии с более великим движением, которому он позволил себя вести и благодаря ему достиг уровня познания, которое простирается гораздо дальше известного до сих пор и еще сегодня продолжает влиять и воздействовать. Несмотря на то, что он был мистиком, и это несомненно, он не говорил о теософии или даже о теологии. Он говорил об антропософии: мудрости человека. Поскольку в человеке, как он есть, наиболее глубоко раскрывается последнее доступное нам познаваемое.

Перводвигатель

Как пришел я к этому представлению о естественной мистике. Примерно два года назад я был очень болен. Тогда я читал книгу о Мейстере Экхарте, не мистическую книгу. Книга была написана философом. Он указывал, что Мейстер Экхарт был по сути философом, и что то мистическое, что он познавал, находится в связи с философскими взглядами. Как раз в то время, когда магистр был в Париже, стали известны первые переводы Аристотеля, выполненные Аверроэсом, арабом, издавшим на арабском языке объемный комментарий обо всех книгах Аристотеля, который затем был переведен на латынь и стал общедоступен. В этой книге о Мейстере Экхарте была только одна страница. Все о чем говорил Аристотель уместилось на одной странице. Для меня это оказалось сокрушительным.
Теперь мы находимся уже непосредственно в естественной мистике, и я описываю шаги, которые привели к этому внутреннему движению по направлению к естественной мистике.
Аристотель, основываясь на наблюдениях, утверждал, что все сущее пребывает в движении. Из этого он делает вывод, что должна существовать сила являющаяся первопричиной всякого движения. Он назвал эту силу перводвигатель. Но что это значит? Что он двигает? Существует ли нечто перед ним, что он мог бы двигать? Как же тогда вообще возникает движение всего, что существует? Оно возникает из мышления духа. Аристотель назвал этот дух ноус. Ноус обозначает больше того, что заключено в нашем немецком слове «дух». Оно включает и интеллект, оно связано с обоими. Итак, эта духовная сила, сила, которая движет всё, должна быть духовной и интеллектуальной силой, потому что всё, что двигают, движется с любой точки зрения осмысленно и является в то же время связанным со всем остальным, и эта связь осмысленна.
Из этого Аристотель заключает: этот дух мыслит, и то, о чем он размышляет, воплощается в бытии. Только потому, что он об этом думает, пока он об этом думает, и как он об этом думает, воплощается это в его бытии, всё. Нет ничего, что существует и что движется, что не было бы задумано этой духовной силой.

Последствия

Что это обозначает? Это значит: всё правильно. Сущее было так помыслено, таким его желали, как оно есть, отличий нет. Вы еще можете следовать за мной?
Участники выражают согласие.
Что же это обозначает в точности? Эта духовная сила выходи далеко за пределы того, что мы включаем в наше понимание образов Бога, намного дальше. Она является истинной, первоначальной творящей силой. Для неё не существует добра и зла, не существует правильного и ложного, нет жертв, ничего из того, на что мы разделяем наш мир.
Если мы начинаем двигаться вместе с этим движением, если мы находимся в гармонии с этим движением, для нас исчезают все эти различия, исчезают полностью. Присоединиться к этому движению это естественный процесс, процесс постижения, в котором это постижение воспринимается серьезно с любой точки зрения.
Что прекращается, если мы воспринимаем это серьезно? Прекращается любая религия, любая мораль. Теперь осознаете вы размах естественной мистики, то как она все ставит на голову?

Применение

Ну а теперь, то, что я описал в большей степени философски, я использую в моей работе. Например, когда я с кем-то работаю, у кого есть проблема, кто со мной хочет работать, я ставлю заместителя, не называя о чем идет речь. И вдруг их охватывает движение, непреодолимое. Если в работе участвуют много заместителей, то через это движение возникает связь того, что ранее было разделено.
Это движение духа, который полностью устраняет различие между добром и злом, между принадлежностью и не-принадлежностью, между избранностью и проклятостью. Это можно наблюдать. Я приведу пример, чтобы вы могли это лучше понять.

Примирение в России

В мае я был во Владивостоке на самой дальней границе России и проводил там семинар. На нем присутствовали около 150 участников: семейные расстановщики, семейные расстановщики со специальным образованием. Мы говорили о судьбах России и о судьбах их семей в период правления Сталина. И не было никого, в чьих семьях не было бы жертв: убиты, сосланы в лагеря, умерли от жесточайшего голода. Всех коснулась эта ужасная судьба.
После того как группа освоилась с моим новым методом работы, я выбрал двенадцать мужчин и двенадцать женщин. Участники семинара были расположены в форме большого круга, и я поставил заместителей в середину этого круга, смешав мужчин и женщин. Потом я выбрал одного мужчину, поставил его в центр и сказал: «Ты замещаешь Сталина».
При такого рода методике не говорится ничего, вообще ничего. Никто не знал, кого он замещает, исключением был заместитель Сталина. Потом началась расстановка, движение духа.
Должен ли я рассказывать дальше? Вы можете меня слушать?
Согласие участников.
Итак, заместитель Сталина смотрел в небо, он долго смотрел в небо. Потом он стал выталкивать одного за другим в середину. И там они падали на пол, некоторые громко кричали, некоторые немного отдалялись. Этого Сталину было не достаточно. Из внешнего круга он брал еще людей и вталкивал в середину.
Как я упоминал, все протекало медленно, очень медленно. Движения духа очень медленны. Все были охвачены другой силой. Затем, примерно через час, Сталин отошел к внешней границе, снова смотрел в небо и преклонился перед женщиной, которая сидела на полу, и положил голову ей на колени. Он закрыл глаза, как будто он сейчас умрет.
Не было сказано ни слова. Все происходило как бы само по себе. Для меня на этом все завершилось, и я не хотел спрашивать, что это было. И тут некоторые из тех, кто входил в группу заместителей, начали рассказывать о том, что они пережили. Кто-то не мог говорить. Другие рассказывали, что они начали молиться.
И кое-что еще: в конце, когда Сталин умер, те, кто был в центре расстановки, встали и некоторые из них поклонились ему, глубоко поклонились.
В конце заместитель Сталина говорил о том, что он пережил. Он сказал: «Никто не может меня ни в чем упрекнуть. Я был избран другой силой и служил ей. Те, кого я толкал в середину, не имели своей головы. Они были полностью обезличены. У меня тоже не было при этом никаких чувств. Я находился на службе. Потом в конце я посмотрел на небо и заметил, что эта могучая сила меня покидает. И потом я полностью обессилил.
Бросалось в глаза следующее: все, и преступники и жертвы, были согласны с тем, что происходило. Глубоко в душе они были согласны, даже жертвы. Не было упреков, обвинений, ничего. Все очень глубоко осознали, что здесь откуда-то из вне происходило движение на службе у России. Все с этим согласились.
Это движение духа, без различия на добро и зло, призванное на другую службу. Когда мы это сравниваем, то как это пусто, когда мы, например, Сталина называем преступником и сожалеем о жертвах. Находимся ли мы в гармонии с вечным движением, которое далеко превосходит, то, что мы себе желаем или представляем? Итак, это для того, чтобы вы могли представить себе картину.

Рай

Я был когда-то теологом, и до сих пор остаюсь им в определенной степени, и хорошо знаю библию. Сейчас я смотрю на нее по-другому. Итак, я разгадываю картины, которые помогают понять описываемые события, потому что я не боюсь Бога. Потому что Бог, которого все боятся, является идолом. Он один из многих, иначе он не смог бы быть ревнивым. Он является богом для одной группы, не для всех. Иначе не могли бы одни быть избранными, а другие проклятыми. Это бог точно по нашей внутренней картине о добре и зле, по нашему образу.
Я еще раз перечитал историю о рае. И мне кое-что бросилось в глаза. Адам и Ева вкусили под влиянием змия от древа познания и были затем изгнаны из рая. И говорится, что это было за познание. Это было познание добра и зла.
Что есть познание? Если мы сравним это с тем, что я говорил ранее, может ли это быть познанием? Или это побочный продукт движения духа, когда мы вдруг начинаем различать, кто добрый, а кто злой? И в качестве последнего вывода, кто может жить, а кто должен умереть. Познание, так называемое познание добра и зла является началом всех убийств.
И это началось уже с Каина и Авеля. Каин убил своего брата Авеля. Зачем? Потому что он сказал: «Бог оказывает предпочтение ему, а не мне». Таким образом он свое разделение добра и зла переложил на бога и убил брата. Кого он таким образом убил? Он убил бога, конечно же. Кого еще?
Может быть я в этом уж слишком далеко зашел. Я не могу всего говорить. Все войны, все большие конфликты возникают, потому что одни говорят: «Мы хорошие, а вы нет». Или еще точнее: «Наш бог правильный, а ваш – нет». Все большие убийства совершаются во имя Господа и против зла. Нам достаточно лишь посмотреть на то, что происходит сегодня. Я даже не хочу это называть. Вы знаете это лучше меня.
Войти в движение духа, преодолеть разделения добра и зла, с равным вниманием обратиться ко всему сущему, вот что является движением мира, истинным движением мира. И это является истинным движением любви, без различия. И это естественная мистика, свободная от ограничивающих образов, которые мы имеем. А также свободная от ограничивающих представлений, которые мы имеем о Боге.
Что произойдет, если мы позволим этому движению захватить нас? Так называемое познание добра и зла прекратится, со всеми последствиями. Что тогда произойдет с нами? Мы вернемся назад в рай, где Бог проходит меж людьми. Именно это было раем. Бог проходил меж людьми, как один из них.
Я думаю, я уже слишком долго говорил. Это сложно, то, что я здесь говорю.
Протесты участников.
Нет? Я приведу конкретный пример. Должен я сделать это конкретно?

Совесть

Я хочу перейти к разговору о системе элементов и их взаимозависимости. Разделение на добро и зло имеет корни в нашей совести. Кто разделяет между добром и злом? Спокойная совесть. Лишь только спокойная совесть различает, кто имеет право на принадлежность, а кто - нет.
Движения совести, которые мы переживаем как вину или невиновность имеют ограниченную область действия. Поскольку с помощью совести мы в каждый момент знаем, что мы должны делать, а также, что нам позволено, для того, чтобы принадлежать к своей семье. Невиновность это не что иное, как чувство уверенности, что мне позволено принадлежать. Кто позволяет себе ослушаться, у того неспокойная совесть. А неспокойная совесть есть не что иное, как страх потерять принадлежность.
Итак, совесть связывает нас с нашей семьей и отделяет от всех остальных. То, что нас отделяет ото всего – это спокойная совесть. Каждый, у кого спокойная совесть, отклоняет других. Иначе он не смог бы иметь спокойную совесть. Каждый, кто чувствует себя моральным, желает другому зла. Каждый моралист берет на себя право решать вопросы жизни и смерти. Когда он выносит моральный приговор, он говорит: «Ты можешь жить, а ты – нет». И даже более: «Тебе разрешено на небо, а ты должен в ад». Именно так это и происходить. Где же тогда любовь? Где же тогда счастье? Где же тогда мир? Где же тогда радость? Всё отдано в жертву.

Справедливость

Ну что же, я не вполне уверен, могу ли я продолжать говорить. Я сказал уже слишком много. Я расскажу вам небольшой пример, вот вы удивитесь.
Однажды я был в Канаде у индейцев. Я проводил там курс. И один вождь рассказал мне, что в их языке нет слова для понятия «справедливость». Вы можете себе это представить? Ни единого слова для справедливости. И тогда я его спросил: «Если один убьет другого, что вы тогда делаете?». Он ответил: «Его усыновляет семья жертвы».
Ну конечно, мы ведь хотим быть праведниками. Мы говорим, мы хотим быть праведниками и прежде всего наш Бог должен быть праведным. Я еще раз вернусь к перводвигателю. Может он быть праведным? Если всё исходит от него, может он быть праведным?
Если мы требуем от Бога, чтобы он был справедливым. Бог ли он всё еще в таком случае? Если он должен служить справедливости, как мы себе это представляем, тогда справедливость и есть Бог, а наш так называемый Бог находится на службе у этой справедливости. А что значит справедливость? «Я убью тебя». Вот это справедливость.
Я не дам себя провести. Я знаю, что это так, и я настороже. Все, кто хотят справедливости, хотят смерти кого-то другого. Когда вы взываете к справедливости Господа, что он должен сделать? Он должен кого-то убить. И даже более того, он должен их вечно жарить в аду. Да, именно так, именно так.
А что тогда делают спасенные в раю? Они всё время смотрят в ад. Они и должны это делать. Они всё время смотрят в ад. И это должно быть спасением на небесах?
Уж лучше я вернусь назад в рай, где отсутствует деление на добро и зло, на совершенно другой уровень.

Сфера влияния

Что является величайшим несчастьем Запада? Никто до меня не смог понять, что вызывает совесть. Все были в сфере влияния совести. Всё христианство, все философы, все были в сфере влияния совести. Дело зашло так далеко, что совесть была названа гласом Божим в душе, которому непременно нужно следовать. И все отправляющиеся на войну, отправляются воевать с чистой и спокойной совестью. Итак, я вывел это на чистую воду. А это то, что открывает путь для внутреннего движения любви, которое выходит за пределы всех этих различий.
Я всегда сомневаюсь, могу ли я это говорить. Как долго я уже говорю? Только полчаса. Должен я здесь еще полтора часа говорить?
Смех в группе.
Хорошо, я приложу максимум усилий.

Восприятие

Совесть, которая привязывает нас к группе, определяет, что мы можем знать, а что нет. Она определяет, что мы можем воспринимать, а что нет. Поэтому они все слепы, те, кто заключены в одну группу и обречены в ней и на процветание и на гибель. Они боятся воспринимать что-либо иное, кроме того, что им позволено.
Что такое страх? Быть исключенным, вот что такое страх. Все образы Бога, которые у нас есть, которые так нелепы, какими бы нелепыми они не были, все они сохраняются верующими из страха перед Богом. Кто остается заключенным в рамки этого страха, тот отрицает других и всегда именем Господа.

Жертвы

Я приведу вам пример, совсем простой. Однажды я был в Израиле. Там есть раскопки, которые относятся к периоду заселения страны, т.е. прежде чем израильские племена заняли Канаан. Там был большой четырехугольный алтарь. Он был предназначен для жертвоприношения детей. В те времена было достаточно распространено жертвоприношение первенцев, и существовало представление, что на родителей в этом случае снисходит божье благословение.
Позднее в Иерусалиме существовало капище, место поклонения Молоху. К нему совершали паломничество жители Израиля, иудеи, чтобы принести в жертву своих перворожденных детей. Образом идола была печь. В ней разжигали огонь. И туда бросали детей, а родители старались при этом петь как можно громче, не желая больше слышать крики детей.
Пророки в этом деле опережали других. Существует повествование об Аврааме, который должен был принести в жертву своего сына Исаака. Это полностью соответствовало представлению, что так проявляется благосклонность Господа. Эта история была позднее несколько изменена, но даже сегодня, когда дети её слышат, они испытывают тот же страх быть убитыми.
Я объединил это в одной истории и рассказываю её вам сейчас.

Вера и любовь

Одному мужчине ночью приснился сон, что он услышал голос Бога, который сказал ему: «Вставай, бери твоего сына, твоего единственного и любимого, веди его на гору, которую я тебе укажу, и там принеси его мне в жертву!».
Утром мужчина встал, посмотрел на своего сына, своего единственного и любимого, посмотрел на свою жену, мать своего сына, посмотрел на своего Бога. Он взял ребенка, отвел его на гору, построил алтарь, связал ему руки, достал нож, чтобы его зарезать. Однако тут он услышал еще один голос, и он вместо своего сына зарезал овцу.
А теперь:
Как сын посмотрит на отца после этого?
Как отец посмотрит на сына?
Как посмотрит жена на мужа?
Как посмотрит муж на жену?
Как они посмотрят на Бога?
И как посмотрит на них Бог - если он есть?
И другой мужчина увидел ночью сон и услышал голос Бога, который сказал ему: «Вставай, бери твоего сына, твоего единственного и любимого, веди его на гору, которую я тебе укажу, и там принеси его мне в жертву!».
Утром мужчина встал, посмотрел на своего сына, своего единственного и любимого, посмотрел на свою жену, мать своего сына, посмотрел на своего Бога. И он сказал: «Я не буду этого делать!».
Как сын посмотрит на отца после этого?
Как отец посмотрит на сына?
Как посмотрит жена на мужа?
Как посмотрит муж на жену?
Как они посмотрят на Бога?
И как посмотрит Бог - если он есть – на них?
Итак, что есть христианское учение? Бог был оскорблен нашими грехами. Это надо себе представить. Действительно, это необходимо себе представить. И он потребовал искупления. И кто должен был искупить вину? Он позволил своего собственного сына распять на кресте. И не было того другого голоса, который бы вступился.
И многие верят еще и сегодня, что Бог недоброжелателен по отношению к жизни.

Жизнь и любовь

Теперь давайте посмотрим на многочисленные духовные пути. Недавно я был в Мадриде и ходил в Прадо, замечательный музей. Я видел там великолепные картины и много изображений святых. Все они были изнуренными, все без исключения. Разве это не странно? Что требуется для того, чтобы достичь просветления? Самоотречение. Это даже называли умерщвлением плоти. Всё против жизни? Это всё от так называемого Бога, который хотел любви?
Итак, я лучше буду придерживаться естественной мистики. Постепенно становится ясно, каков размах у естественной мистики.
Я сказал уже слишком много. Нельзя вносить сор из избы. Но я сделаю нечто конкретное, совсем конкретное. Я думаю, кое-кто на меня рассердится, если я это сделаю. Но я всё равно уже давно перестал бояться.

Мама

В чем раскрывается этот вечно творящий дух самым замечательным образом. Что является величайшим проявлением Господа? Мама.
Сможем ли мы вынеси то, что мы существуем, сможем ли увидеть в ней этот творящий дух в момент созидания? Выдержим мы это?
В библии есть молитва Иисуса, которая гласит: «Отче наш, сущий на небесах». Я еще не видел ни одного отца без матери. Отцом можно стать, если есть также и мать. А где же здесь тогда мама?
Если я говорю: «Отче наш, ты мой отец здесь с моей матерью. Здесь я низко преклоняюсь перед тайною жизни». Вы замечаете разницу? И это тоже естественная мистика.
Что мы делаем тогда? Я много имел дела с людьми, и тогда они говорили о своей матери. Меня всегда охватывает благоговение, когда я это слышу.
Многие имеют три образа своей матери, три внутренних образа, и за ними неотступно следуют определенные чувства. По большей части это чувства неприятия. Можете вы почувствовать это также и в вас? Я удовольствием смотрю на матерей. Здесь тоже прошла мама с маленьким ребенком на руках. Мне доставляет большую радость смотреть на это. Я смотрю на это с благоговением, с очень глубоким благоговением.
Когда я себе представляю мою маму или любую маму, думаю о том, что она пережила, что взяла на себя, начиная с беременности, испытывая страх, все ли идет хорошо, страх перед родами, которые для многих женщин являются смертельно опасными. Потом она прикладывает ребенка, каждого из нас, к своей груди и кормит, день и ночь думает о нас, всегда рядом с нами, многие, многие годы. А что помним мы? Три образа. Три образа, только представьте себе это. Мы берем на себя право осуждать матерей? Из-за трех образов? Из всего изобилия и полноты образа матери эти три образа составляют самое большее один процент. И на них мы ориентируемся?

Медитация

Я проведу с вами медитацию, для разнообразия. Закройте глаза. Мы посмотрим сейчас на нашу маму, какая она, такая, какая она есть.
Такая, какая она есть, она задумана этим вечным духом. Такой, какая она есть. Такой она была выбрана для нас этой творящей силой, чтобы стать нашей мамой.
Как может кто-то сказать: «Моя мама», как если бы она ему принадлежала, как если бы у него было преимущественное право на нее или притязания, ведь она же является чистым подарком, божьим откровением, живым божьим откровением. Так беру я её сейчас в свое сердце, в мою душу, и встречаю в ней, в самой глубине, Бога. И потом пребываю перед ней в благоговении. Только тот, кто так принимает свою маму, принимает вместе с ней и свою жизнь, и свое счастье.

О’кей. Вот так проста естественная мистика – и так глубока.

Автор - Берт Хеллингер
(С) http://www2.hellinger.com/ru/home/semei ... 1/mistika/
Аватара пользователя
Oleg
Администратор
Администратор
 
Сообщения: 49971
Зарегистрирован: Вс окт 09, 2005 9:08 pm
Откуда: Москва
Медали: 10
Пол: Мужской
Соционический тип: Бальзак
Тип по психе-йоге: Сократ (ВЛЭФ)
Темперамент: Флегматик
Профессия: Программист, оптимизатор

Естественная мистика

Сообщение Oleg » Ср апр 13, 2011 12:11 am

Проблема

ЖЕНЩИНА: Мой вопрос в следующем, является ли страстное желание клиента найти решение важным в естественной мистике?

ХЕЛЛИНГЕР: Это страстное желание эгоцентрично. Я не вступаю в соглашение.

Смех в группе.

ХЕЛЛИНГЕР: Что я делаю с тем, кто говорит, что у него есть проблема. Я расставляю его и смотрю, как он движется, как движет им движение духа. Так я получаю всю информацию – но не ту, которую он ожидал. Тогда и он становится серьёзным. Могу я на этом остановиться?

ЖЕНЩИНА: Сейчас я чувствую себя уверенней.

ХЕЛЛИНГЕР: О’кей.

Движения души, движения духа

ЖЕНЩИНА: Мой вопрос заключается в следующем: в чем разница между движением души и движением духа?

ХЕЛЛИНГЕР: Я наблюдал в своей работе, как людьми движет некая сила. Есть движения, которые исходят от совести, т.е. от духовного поля семьи. Это движение часто связано с чувством вины и с потребностью в искуплении. Вина и искупление это движения совести. Они не имеют ни малейшего значения для этой творящей силы. Каждый, кто чувствует себя виновным, чувствует себя возвышенным. Он думает, что его судьба в его руках. Если бы он поступил по-другому, все развивалось бы по-другому. Потом он пытается избавиться от вины и совершенно не осознает, что вина является движением духа.

Из этих движений совести у многих возникает внутренний посыл. Этот посыл реализуется в предложении: «Я вместо тебя». В действительности это обозначает: «Я умру вместо тебя».

Если мать чувствует себя виноватой, например, из-за аборта, и это тянет её к мертвому ребенку, в некоторой степени для искупления, то ребенок говорит: «Я вместо тебя». И это одно из основных движений, которое ведет к проблемам. Которое ведет к болезням и несчастьям, самым разным.

Если остаются в этом движении, и психотерапия остается в значительной степени внутри этого движения, и семейные расстановки остаются в значительной степени внутри этого движения, то не может быть решения. В конце будут только мертвые.

Теперь необходим переход на другой уровень, по ту сторону вины и искупления. Необходимо во всем распознавать движения духа и подчиняться им, и затем позволить себе двигаться с этой большой любовью. Это и есть движения духа.

Завтра утром у меня будет достаточно времени, и я смогу всё показать подробно. Я ответил на твой вопрос?

Она несколько медлит.

Конечно, эти движения требуют предельного участия. Это не дешево дается. Здесь необходимо бесстрашие.

Теперь я ответил на твой вопрос?

ЖЕНЩИНА: Так лучше.

Перед грехопадением

ЖЕНЩИНА: Мой вопрос связан с тем, что Вы только что рассказывали. Состояние, предшествующее добру и злу, до познания в раю. Это более лучшее состояние? Там мир. Мир это лучше?

ХЕЛЛИНГЕР: На самую высокую вершину иногда лучше всего подниматься обходным путем. Сейчас обходной путь закрыт.

Долгое молчание.

К группе: Иногда моя речь зашифрована, но достаточно ясна.

К этой женщине: О’кей?

ЖЕНЩИНА: Да.

Добро и зло

МУЖЧИНА: Я думаю, мой вопрос имеет то же направление. А именно это вопрос о возникновении морали. Когда мы соединяемся с движением духа, с неподвижным движителем, это хорошо? Если я не присоединяюсь, я вижу себя жертвой и преступником. Если присоединяюсь – тоже.

ХЕЛЛИНГЕР: Тоже, именно. Если нет этого различия между добром и злом, как в естественной мистике. Чуть раньше я приводил некоторые примеры. Если мы вчувствуемся в себя, например, в наши агрессии, в наши чувства убийцы, в наше восхищение жестокостью. Это всё такое злое в этом смысле. Если я сейчас приму это в себя и соглашусь с ним как с частью меня, тогда встанет оно рядом с моим добром и поддержит добро. Тот, кто только добр, по сути – половина. Кто только зол, тоже – половина. Оба движения присущи душе.

Поэтому в естественной мистике нет совершенства, есть лишь то, что всегда в движении. Совершенство неподвижно. Всё творящее несовершенно, и так называемое зло и собственно вина являются частью движения, великого движения. Если я в себе это соединяю, то я и одно и другое, доброе и злое в равной мере, и то и другое на службе у любви. Оба одновременно.

Я широковато размахнулся, но это был важный вопрос. Ты задал очень важный вопрос.

МУЖЧИНА: Я чувствую, в определенной мере это был ответ на вопрос. Я думаю, что я его не совсем правильно задал.

ХЕЛЛИНГЕР: Конечно, это внутренний рост. Потребуется время. Но есть духовная мораль.

МУЖЧИНА: В любом случае так.

ХЕЛЛИНГЕР: Но она в другом, чем ты себе вероятно представляешь.

Есть духовная совесть. Она функционирует так же как совесть, которую мы ощущаем как вину и невиновность, хорошее самочувствие и дурное самочувствие.

Кто движется в движении духа, тот чувствует себя спокойно, абсолютно спокойно. Это показывает, что он находится в созвучии с этим движением. Если он от него отклоняется, он становится неспокойным и в то же время недееспособным. Отклонение -это всегда отклонение в любви.

Я испытываю это на себе. Когда я вдруг начинаю волноваться, я перепроверяю: может быть я кого-то отвергаю или возвышаюсь над ним. В этом случае я сразу начинаю волноваться. Но я знаю, как мне вернуться. Тогда я следую за духовной совестью и надеюсь, что она меня выведет. О’кей?

МУЖЧИНА: Большое спасибо.

Перенаселение

МУЖЧИНА: Я ощущаю безнадежность из-за перенаселения. Я ищу выход для будущего.

ХЕЛЛИНГЕР: Если ты будешь об этом беспокоится, то всё переменится? Или?

Он качает головой.

ХЕЛЛИНГЕР: Зачем тогда беспокоиться? За этим скрывается доброе намерение. Но удалось ли оно кому-нибудь, кто хотел улучшить мир? Финал обычно гораздо хуже.

Мужчина смеётся.

ХЕЛЛИНГЕР: Я дам тебе другие указания.

Больше или меньше

В душе есть два основных движения. Одно идет в направлении больше, другое – в направлении меньше. Твое движение идет в направлении меньше. Что значит больше? Больше всегда значит: больше жизни. Что значит меньше?- Меньше жизни.

Я сделаю с вами небольшую медитацию. Почувствуйте в себе: Куда идет основное движение в вашей душе? Идет оно в направлении больше, или идет оно в направлении меньше?

И тогда мы изменим это движение на больше, больше, больше, больше. И тогда мы почувствуем его влияние на силы, на радость, на любовь.

А сейчас я скажу кое-что, что относится к теме моего высказывания. Естественная мистика обозначает больше, больше, больше. Многие духовные пути обозначают меньше, меньше, меньше.

Я ответил на твой вопрос?

МУЖЧИНА (неуверенно): Да.

ХЕЛЛИНГЕР: В каком движении был ты сейчас? В движении больше или меньше?

МУЖЧИНА: Больше.

ХЕЛЛИНГЕР: Ты был в движении меньше.

Оба смеются.

ХЕЛЛИНГЕР: Всего тебе самого доброго.

МУЖЧИНА: Спасибо.

Свободная воля

МУЖЧИНА: Мой вопрос в следующем: Если есть только один двигатель, то значит, что других просто нет. То это значит, что я просто больше не являюсь инстанцией, которая может принимать решения за или против. Не больше ли в этом любви и свободы? Я не думаю, что это плохо, но я не могу их там найти.

ХЕЛЛИНГЕР: Это один из основополагающих вопросов. Наблюдения говорят, что мы также ощущаем себя творцами. Я могу выразить это в большей или меньшей степени в такой шутке. Должен ли я?

Он кивает.

Мы все плывем в одном и том же потоке, все. Всё плывет в одном и том же потоке. Нас несет к одной цели, которую мы не знаем. Никто не знает. Некоторые помогают потихоньку веслами, некоторые сопротивляются. Ничего не помогает. Все плывут с потоком. И свободная воля тоже плывет со всеми.

Все смеются.

Есть некоторая свобода движения. Но она значит так немного.

МУЖЧИНА: Вопрос возник у меня, когда вы рассказывали о Сталине. Ассоциировать Сталина с любовью, которая есть внутри движения, я бы тогда лучше отказался от любви. Я бы предпочел дополнить такое движение где-нибудь в другом месте, но уж никак не ставить это движение в контекст с любовью.

ХЕЛЛИНГЕР: Если я смотрю сейчас на Россию – я там часто бываю и знаю там многих - я нахожусь под впечатлением любви. Я как немец сначала испытывал опасения. Но я не услышал ни одного упрека. Наоборот, внимание и радость, потому что они меня видят. Это результат того, что истекло. О’кей?

МУЖЧИНА: О’кей.

ХЕЛЛИНГЕР: Нужно смотреть дальше и шире. В этом вся разница.

Долг

МУЖЧИНА: У меня личный вопрос. Мне тяжело ту вину, которая во мне, целиком принять в сердце. Потому что есть разделение.

ХЕЛЛИНГЕР: Я попробую ответить на твой вопрос и надеюсь, что мне это удастся. Если нет, то ты сможешь повторить вопрос.

Что делает тот, кто чувствует себя виноватым? Он причиняет кому-то что-то. Или себе или другому. Основой чувства вины всегда является ненависть. Ничто так сильно не противостоит любви, как чувство вины. Если мы допускаем вину, то мы становимся маленькими.

МУЖЧИНА (через некоторое время): Я чувствую себя лучше, но это не радость. Часто из-за ощущения вины я пытался делать как можно больше, чтобы быть хорошим.

ХЕЛЛИНГЕР: Я полностью тебя понимаю. Вина оказывает самое разнообразное влияние. И одно из них заключается в том, что я причиняю что-то себе или другим.

МУЖЧИНА: Да.

ХЕЛЛИНГЕР: Другое заключается в том, что если я принимаю вину, как нечто неизбежное, необратимое ни при каких условиях, то у меня есть сила, сила свершить что-то хорошее.

У невиновных едва ли есть сила. Только у виновных. Это показало бы, что то, что ведет к вине, является божественным движением, если мы продолжим его в движении. Вот тогда ты и обрадуешься.

Он смеётся, и группа смеётся вместе с ним.

ХЕЛЛИНГЕР: Теперь ты это видишь? О’кей. Хорошо.

Цели

МУЖЧИНА: У меня два вопроса. В качестве первого вопроса меня интересует: Куда ведет эта сила, которая действует во время расстановки.

Второй вопрос, на который я бы охотно получил ответ: Как ей удавалось так долго оставаться не открытой? Почему никто не заметил, что нечто такое существует?

ХЕЛЛИНГЕР: Я тоже задавал себе такой вопрос.

МУЖЧИНА: И каков ответ?

ХЕЛЛИНГЕР: Мне посчастливилось совершить это открытие.

Представление о цели, это не духовное представление. Движения духа не могут иметь цели. Иначе бы цель определяла движение. Движение духа всегда творчески новое.

В том, как я здесь работаю, постоянно происходят неожиданности. То, что люди представляли себе в виде целей, они часто забывают. Я надеюсь. Я ответил на твой вопрос?

МУЖЧИНА: Да.

Теперь я здесь

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК: Хотя это для меня и не совсем новое, я подумал, что было бы полезно увидеть, как это делаете Вы. Чтобы это было для меня не просто идеей, а чтобы я это глубоко понял. То, что Вы сказали, производит шокирующее впечатление. Я был удивлен, хотя и понял шутку. Так много людей смеялось.

Жить так, если бы так могло жить всё общество, было бы невероятно. Это можно было бы объяснить почти как катастрофу. Сейчас я воспринимаю это именно так. Вы сказали, что обходного пути сейчас нет. Что Вы имеете в виду?

ХЕЛЛИНГЕР: Разницы между добром и злом для меня больше не существует. Часто. Потому что прийти к этой чистоте, в это движение сопричастности со всем, таким, какое оно есть, это является движением роста. Здесь тоже будет к месту поговорка, которую я уже приводил: Каждая корова была теленком. Не нужно торопиться. Каждый шаг на этом пути является основополагающим опытом.

А теперь закрой глаза. И скажи кому-то: «Теперь я здесь».

Через некоторое время. Так хорошо?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК: Спасибо.

К группе: Такие фразы, как я ему сейчас сказал, приходят из движения духа. Они охватывают многих одновременно, не только его. Это один из признаков движения духа, то, что они охватывают многих одновременно. Они никогда не являются индивидуальными. Они далеко выходят за пределы индивидуального.

Я прихожу

МУЖЧИНА: В одном проекте я был заместителем мужской энергии. Когда я склонился перед предками и лег на пол, мне было очень тяжело дышать. Сегодня я услышал о женской энергии, о матери. Хотелось бы услышать такую фразу и о мужской энергии.

Смех в группе.

ХЕЛЛИНГЕР (после небольшой паузы): Скажи твоему отцу: «Я иду».

МУЖЧИНА: Моё сердце сейчас колотится.

ХЕЛЛИНГЕР: Сейчас это может действовать.

МУЖЧИНА: Спасибо.

Пожалуйста

ЖЕНЩИНА: Это личный вопрос. Энергетическая связь с моей матерью обрезана. Как я могу снова подключиться?

ХЕЛЛИНГЕР (после небольшой паузы): Закрой глаза и скажи ей: «Пожалуйста».

ЖЕНЩИНА: Пожалуйста.

ХЕЛЛИНГЕР: Скажи это внутри себя, просто так: «Пожалуйста».

После небольшой паузы: О’кей. Теперь это может действовать.

Распад

ХЕЛЛИНГЕР - женщине: Я восхитился замечательным костюмом, когда ты вошла. Это что-то особенное.

ЖЕНЩИНА: Я путешествую пешком.

ХЕЛЛИНГЕР: Я как раз об этом подумал, о пеших туристах. Итак?

ЖЕНЩИНА: Я хотела бы убедиться, что я всё правильно поняла. По ощущениям я полностью согласна с тем, что вы сказали. Я бы могла это движение назвать Богом, именно Богом, а не идолом. Мне его не нужно бояться, потому что всё хорошо. Вот где я не совсем уверена, была уверена, всё ли я правильно поняла. Я очень завишу от своей совести, но не в смысле вины или морали. Но я придерживаюсь точки зрения, что у каждой вещи две стороны, что есть негативная совесть, которая связана с обвинением других людей, и что есть позитивная совесть, которая ведет меня к Богу, но которая не судит. Которая мною руководит и ведет на правильную дорогу. Можно так сказать?

ХЕЛЛИНГЕР: То второе, что ты описываешь, было бы движением духа.

Слово Бог слишком загружено, ещё и потому, что мы его персонифицируем. Большинство образов Бога это продолжение наших родителей. Кто не может найти дорогу к родителям, тот хочет найти, по крайней мере, дорогу к Богу.

Но дорога ведет в обратном направлении. Кто нашел дорогу к родителям, тот нашел дорогу к Богу, в этом смысле.

Здесь есть о чем поразмыслить. Если Бог есть, если Бог существует, то он ограничен. Всё что существует - ограничено. Всякое бытие ограничено. Уже само представление о том, что он существует, можно определить как недостойное его.

ЖЕНЩИНА: У меня что-то особенное.

ХЕЛЛИНГЕР: Как всегда. Я говорю это в общем. Самое глубокое движение в душе и самое глубокое движение в естественной мистике, идет к освобождению. Границы у нас возникают благодаря Я. Ничего против Я. Только этим Я можем мы себя ограничить. Но одновременно мы отделяемся. И если мы вдруг осознаем себя одинаковыми со всеми, мы сразу же становимся не важными, все, и в конце мы распадаемся. Бесконечность не имеет границ, она не имеет и бытия. Она не может его иметь. Это бесконечное движение выходит за пределы узких образов.

Но насколько я тебя понял, ты вступила на путь.

ЖЕНЩИНА: Ещё один вопрос.

ХЕЛЛИНГЕР: Нет. Никаких других вопросов, только этот. Ты переспрашиваешь, потому что, то, что я сказал, должно остаться снаружи.

К тому важному, что я сейчас сказал, нельзя ничего больше добавлять. И к этому вечеру - тоже.

И на этом закончим.

(С) http://www2.hellinger.com/ru/home/semei ... 1/voprosy/
Аватара пользователя
Oleg
Администратор
Администратор
 
Сообщения: 49971
Зарегистрирован: Вс окт 09, 2005 9:08 pm
Откуда: Москва
Медали: 10
Пол: Мужской
Соционический тип: Бальзак
Тип по психе-йоге: Сократ (ВЛЭФ)
Темперамент: Флегматик
Профессия: Программист, оптимизатор


Вернуться в Расстановки по Хеллингеру

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: anaschu, Алексище, cooler462, светлая_, СЭШ, elf-1, Exabot [Bot], GoGo [Bot], Google [Bot], Google Adsense [Bot], Kagesai, kurlemushe, Kuvaldos, Mr. Zadiraines, Oliwer, Гримми, Truthbearer, Yandex 3.0 [Bot], Yandex [Bot], Yliana, Варшава