Жизнь как она есть..

Мир, в котором я живу

Жизнь как она есть..

Сообщение irrashine » Вс апр 12, 2009 11:41 pm

Буду в этой теме постить разные кусочки жизни.. своей и не только.. :wink:
Я бы с радостью стала лучше .....но.. ЛУЧШЕ УЖЕ НЕКУДА!
Аватара пользователя
irrashine
Гуру
Гуру
 
Сообщения: 26150
Зарегистрирован: Сб окт 15, 2005 11:58 am
Медали: 5
Пол: Женский
Соционический тип: Гексли
Тип по психе-йоге: Борджиа (ФЭЛВ)

Жизнь, как она есть..

Сообщение irrashine » Вс апр 12, 2009 11:41 pm

Сонастроеность
Этот день был необычен с самого начала. Полон красок, запахов, общения. Этот день был полон жизни. Жизнь сверкала бликами белого летнего солнца на глади спокойного моря, жизнь терлась о прибрежные камни мягкой морской волной, лаская их и обволакивая своей манящей прохладой, отступая и снова накатываясь на твердь берега. Волна играла, зная свою силу, как игриво мурлычущая тигрица, способная в одночасье стать огромной и ненасытной стихией, стоит только чем-то пробудить спящую в ее глубине силу. Жизнь играла бликами на мокрых обласканных волною камнях. Жизнь стрекотала тысячеголосым хором цикад, проснувшихся в одночасье, стоило лишь солнцу коснуться крон деревьев, поросших на склоне этой горной чаши, у подножия которой струилось и жило море, ограненное валунами, каждый из которых представлял собой целый мир, со своими впадинами и холмами. Жизнь обживала каждый из этих камней, радуясь волне ритмичным покачиванием зеленых нежных водорослей, покрывавших многие из валунов практически без остатка. Жизнь играла в тысячах созданий, маленьких и не очень, плавающих посреди живого моря, ползающих по живым камням, летающих над вершинами и садящихся на скалы посмотреть с них вниз, на изумрудно-зеленую чашу, наполенную солнцем, водой и чистейшим морским воздухом. И, конечно же, жизнь несла, переливаясь и играя из секунды в секунду, от выдоха до вдоха троих давних друзей, уже не первый раз дававших жизни возможность наслаждаться собой в этом прекрасном и волшебном месте. Друзья были знакомы друг с другом очень давно, насколько это вообще применимо к созданиям, которым от роду было два с половиной десятка лет если для жизни даже это море и эти горы были еще слишком молоды. Друзьями были две девушки и парень. Они были одни в этом уединенном и диком месте. И наслаждались этой уединенностью со всей присущей молодости энергией. Жизнь ныряла вместе с ними с камней в море, разлетаясь белоснежными брызгами, расходясь кругами по воде, жизнь окутывала каждую клеточку их тела, плывущего под водой и наслаждающегося прохладой моря среди жаркого летнего дня. Жизнь убегала эхом их смеха, вскриков и разговоров, отражаясь от обступивших это место высоких скал, чтобы тут же вернуться обратно. Жизнь лежала вместе с этой обнаженной троицей на горячих камнях посреди моря и вслушалась в нить беседы. И, конечно же, жизнь готовилась насладится своим самым сильным, но еще не прозвучавшим аккордом, который она готова была взять на струнах этих молодых красивых и полных энергии тел. Но, как хороший гитарист, она готовилась неспеша, предвкушая чистоту и своевременность его будущего звучания. Инструмент был практически настроен, жизнь ощущала, как тонко, еле слышно резонируют эти тела и души, как они сонастроены друг на друга. Как мысль и слова одного из них тут же находят отклик у двух других. Жизнь видела, как парень незаметно осматривает прекрасные обнаженные тела своих подруг, видела как его взгляд, словно нежная невидимая рука, охватывает изгибы женских тел, расположившихся рядом с ним. Они разговаривали друг с другом, о разном, в том числе и о том, что является корнем жизни, о той музыке, которая является вечным гимном, танцем и праздником жизни. И жизнь знала, что сегодня в ее мелодию будет вплетено и это, уже заготовленное ею трезвучие. Вместе, на этом берегу, они уже прожили не один день и не одну ночь рядом друг с другом. Двое из них, парень и девушка, не первый раз впускали жизнь в ночной танец между своими телами. Жизнь искрилась и пела, считывая слова в переплетении их тел, врывалась в девушку вместе мужчиной и уносилась ввысь освобождаясь в ее страстных стонах. Подруга же лежала рядом с ними. Жизнь ощущала и ее трепет, и ее готовность включиться в танец, жизнь смотрела глазами этой девушки на пару, охваченную страстью. Жизнь готова была выплеснуться сладостным стоном и этой женщины, наблюдающей как совсем рядом ее давние друзья дарят другу другу наслаждение, как их тела сплетаются в движении. Ее затягивало все сильнее, и жизнь чувствовала как эту девочку накрывают мощные потоки энергии, в которых купались мужчина и женщина рядом с ней, раз за разом срываясь с вершины и со сладостными стонами ныряя до самого дна. Девушка не могла оставаться не у дел, ее нараставшая дрожь и напряжение освобождались и она, незаметно для пары, раз за разом тоже погружалась в глубину сладостных ощущений, выныривая чтобы тут же быть утянутой новой волной, исходящей от пары рядом с ней.

Но до сих пор было рано. Сегодня, жизнь знала, она сыграет для друзей новую мелодию. Мелодию трех молодых тел, слившихся в едином танце во имя ее вечного торжества.
Жизнь подарила всем замечательный, полный солнца день. Им нужна была энергия, они еще не знают что будет, но все уже предрешено. Жизнь устроила в этот день дождь, ливень, заливший все вокруг, кроме волшебного места, в котором на нагретых солнцем камнях загорали две женщины и мужчина. Ливень, стеной прошедший на расстоянии вытянутой руки и унесшийся прочь. Жизнь играла. Жизнь наслаждалась и дарила. Она совершенно волшебным образом подарила друзьям бутылку красного вина, которую девушки захотели, и были в восторге от внезапного подарка. И каждая из них если и не поняла, то почувствовала, что сегодня все будет необычно. Вечер был прекрасен. Они пили вино и играли друг с другом в игру на поцелуи. И жизнь кружилась и мурлыкала вокруг них, ощущая тонкие вибрации, порождаемые в каждом из троих, когда двое (проигравший и победитель) должны были поцеловаться. И когда, впервые, выпал поцелуй двух девушек друг с другом, парень ощутил как мир вокруг него плывет и теряет очертания от странного и очень необычного приятного чувства. В центре мира были две прекрасные девушки, увлеченно целующиеся друг с другом. Изящные формы, изгибы линий лица и тел, смешавшиеся в поцелуе локоны волос, светлых и темных… Когда они отрывались друг от друга, в их приоткрытых влажных губах, в полуприкрытых от наслаждения глазах ощущалось предвкушение нового, запретного и удивительно притягательного. А потом была очередь мужчины, и он принимал в свои руки для поцелуя то одну девушку, то другую, теряя ощущение пространства и времени, полностью погружаясь во владения влажных и страстных губ, впивающихся в его губы, глаз, которые после долгого поцелуя отдалялись от него, дыхания девочки только что (он это чувствовал всем телом) готовой с поцелуя сорваться с ним вместе в танец наслаждения. Так продолжалось долго, а может и не очень. Время обходило стороной это место. А потом жизнь подарила им замечательный закат. Перед закатом парень ходил в горы собрать дрова, вместе с ним пошла девушка, которая только сегодня ощутила на своих губах его поцелуи. Жизнь наслаждалась сама собой и улыбалась своим проделкам, глядя как парень смотрит на девушку уже не только как на друга, не таясь, не боясь, что девушку это отпугнет. Они уже ощутили вкус друг друга, и впереди была ночь. Сбор дров для костра проходил в окружении этого волшебного возбуждения, в паре мест он помог девушке подняться на уступ, подсадив ее под аккуратную попку, жизнь в эти минуты, посмеиваясь, нарисовала ему мгновенную картинку танца с этой девушкой, мужчина касался ее тела, но совсем не рукой и совсем с другой целью. Он не знал, что такую же картинку жизнь нарисовала и девушке, которая замирала в этом подъеме чуть дольше чем положено, пронизанная током мужского прикосновения. Вечер, закат, они смотрели на него с высоты и он приобнял девушку. И в этом дружеского было гораздо меньше чем другого. Мужчина обнимал женщину. Время собирать палки подошло к концу, пора было возвращаться.


Они вернулись на стоянку, проводили закат, и втроем разожгли костер. Жизнь пела для них трелями сверчков и сгорала в огне древесиной старого можжевельника, играя оранжевыми отблесками на их лицах, и изгибах тел. Им было хорошо. Очень хорошо. Неспешные разговоры под треск сучьев, бульканье разливаемого по кружкам вина и его смакование и снова разговоры. Жизнь не торопила их. Каждый из них в глубине своей уже знал, сегодняшняя ночь будет особой, но как все произойдет было неизвестно никому, и самой жизни тоже. Она, как настоящий мастер, импровизировала каждый миг, создавая свою удивительную музыку состояний. Время потихоньку сжималось пружиной, вино заканчивалось, дрова догорали. Пора было уходить от костра. Сегодня они легли рядом как всегда, но сжатая пружина все сжималась и сжималась у каждого где-то внизу живота, наполняя все происходящее странной необычностью, готовностью к чудесам, готовностью к счастью и радости. Они лежали у него на плечах обнаженные до трусиков, доверчиво прижавшись, и разговаривали с ним и между собой. Он ощутил что сегодня рухнула незримая стена отгораживающая вторую девушку от их пары, и все разговоры лишь накручивают предвкушение того что должно случиться этой волшебной ночью. Его левая рука, гладила темную девушку, лаская ее грудь, проходясь по бархату кожи, поглаживала ее животик, проходила пальцем под самым краешком трусиков и возвращалась обратно описывая полукруг по груди, вздымаемой чуть более чем обычно возбужденным дыханием. Правая рука проделывала тоже самое со светлой девушкой, лежавшей на его правом плече. Он периодически склонял голову то к одной из них то к другой, вдыхая запах волос, слушая их голоса. Руки обоих девушек тоже скользили по его телу, нежно гладили его, в момент когда он проводил своей рукой по животику девушки, ее рука тоже опускалась в опасную близость к тому месту, где мужское тело со всей присущей ему энергией поднимало флаг готовности к дальнейшему. Все это было безумно приятно, но жизнь аккуратно дала сигнал: «Пора». Пружина сжалась рывком еще больше, и одна из девушек скользнула в темноте вниз, и он тут же ощутил как ее губы сомкнулись на той части его тела, рвущейся вверх , твердой и казалось что от такого количества сжатой энергии просто неимоверно изменившейся в размерах , для именования которой люди придумали столько разных названий. Жизнь зажала две струны и начала потихоньку их дергать, извлекая мелодию. Он ощутил как от прикосновений женщины по его телу пробегает сладчайшая дрожь, он ощутил себя струной, струной взятой в аккорд, но аккорд был неполон, и он, весь трепеща от прикосновений одной из женщин, склонился над второй и ударил языком по струнам ее сосков. Такого сильного звучания он не ожидал. Девушка выгнулась дугой, обняв его руками, и издала такой страстный стон, что эхо отразилось от скал и вернулось обратно. И начался танец. Аккорд собрался и зазвучал. Он целовал трепещущую девушку, ласкал ее грудь, живот, и снова целовал, ощущая как ее язык готов просто растерзать его. Она стонала и кричала, ее дыхание обжигало. Он целовал женщин, то одну то другую, смакуя нежность и страсть влажных губ, страстные женские стоны вырывались прямо ему в лицо, когда он целовал каждую из них. Переплетения тел, энергий, рук и ног, уже не имеют значения любые разделения между ними. Теперь они слились воедино, в едином танце, в едином движении, в едином стоне. И этот миг повторялся и повторялся. Вот его гладят чьи-то руки, а чьи-то губы он страстно целует, чьи-то волосы перебирает руками, а кто-то единолично завладев ласкает обхватив губами и двигаясь языком вдоль того, что сегодня принадлежит им обеим, накрывая остатки мужского сознания сладостной волной, набирающей все большую высоту и силу, и вот вспышка внутренней молнии освещает на мгновение застывшую картину, в которой переплетены женские и мужское тела, где соски женских грудей то в руках то на кончиках языков, где полузакрыты в страсти глаза, а рты открыты и из них рвутся стоны страсти и наслаждения, стоны живой благодарности миру, песня жизни, вечный ее танец. И над всей этой картинкой нависла огромная волна сдерживаемой все это время энергии. И одно лишь движение женского язычка спускает предохранитель, тонкую подпорку остатков мужской воли, удерживающей эту громаду от падения. И волна всей своей энергией падает вниз, накрывая мужчину, превращая его в безсловестного проводника этой дикой волны. Мужчину сотрясает дрожь, он сжимает женщин, одна из которых ловит слабое материальное подобие этой волны своим открытым ртом, но всю силу этой волны ощущает и она, ее срывает следом, и она несется в водоворотах этого потока энергии, крича и стоная от удовольствия, и в этом крике она не одна они уже вдвоем с подругой сорваны потоком и с криками несутся с вершины волны вниз, к полному наслаждению. Он немного приходит в себя, пока женщин еще несет рядом друг с другом, светлую и темную, их крики и стоны сильны, но потихоньку становятся все тише, он гладит их груди и упругие бедра, целует их губы, перебирает их волосы.
Но это только начало. Схлынула первая волна, та что шла еще из-за горизонта сегодняшней ночи, самая мощная, самая страстная, самая красивая. Жизнь взяла полноценный аккорд, и все струны зазвучали как надо. Радостно и благодарно. Но мелодия идет дальше, женщины томно гладят и ласкают друг друга иногда постанывая, мужчина же дышит полной грудью, вбирая в себя всю прелесть жизни, песни сверчков, свет ярких в темноте звезд, запахи леса, запах своего семени, запахи женщин рядом с собой. Своих женщин, женщин которые отдались ему и готовы снова принять его в себя, разделить себя с ним, объединится с ним в одно тело, в одно живое существо. Объединится для танца. Вечного танца жизни. Он делает глубокий вдох, и возвращается к ним. В круговорот рук и ног, поцелуев, стонов и криков, в круговорот запахов женского тела, ощущений женских бедер в твоих руках, женщин, склонившихся перед тобой, со стоном принимающих твое тело в себя, этих непередаваемо пьянящих ощущений полноты жизни, когда кто-то из женщин склоняется перед тобой, наполняемая твоим телом, с криками уносясь в очередной полет к наслаждению, в то время как другая женщина гладит и целует тебя стоя рядом, и вот уже все поменялось, и одна из женщин прыгает на тебе сверху, сжимая тебя прекрасными стройными ножками, которые раньше были так недоступны и желанны прикрытые юбочкой или шортами. Сейчас все это лишнее, юбки, шорты, платья, стеснительность, стыд. Здесь танцует жизнь. Мы ее струны, и дрожание каждой отдельной струны рождает прекрасную музыку. Музыку, которую каждый из нас будет еще долго вспоминать позже. И при встречах друг с другом, отголоски этой музыки, пируэты этого танца, будут играть озорными искорками в уголках наших глаз, когда мы будем говорить о самых обычных вещах. Но, каждый из нас, в глубине души всегда будет помнить: « Мы танцевали прекрасный танец жизни вместе, и это было незабываемо».
(с)jedi
Я бы с радостью стала лучше .....но.. ЛУЧШЕ УЖЕ НЕКУДА!
Аватара пользователя
irrashine
Гуру
Гуру
 
Сообщения: 26150
Зарегистрирован: Сб окт 15, 2005 11:58 am
Медали: 5
Пол: Женский
Соционический тип: Гексли
Тип по психе-йоге: Борджиа (ФЭЛВ)

Жизнь как она есть..

Сообщение irrashine » Вт апр 21, 2009 9:39 am

- Дорогая, мы женаты 20 лет и ты бываешь нежна со мной только тогда, когда тебе нужны деньги!..
- И что, это бывает недостаточно часто?!
Я бы с радостью стала лучше .....но.. ЛУЧШЕ УЖЕ НЕКУДА!
Аватара пользователя
irrashine
Гуру
Гуру
 
Сообщения: 26150
Зарегистрирован: Сб окт 15, 2005 11:58 am
Медали: 5
Пол: Женский
Соционический тип: Гексли
Тип по психе-йоге: Борджиа (ФЭЛВ)

Жизнь как она есть..

Сообщение irrashine » Вт апр 21, 2009 9:40 am

- Чего тебе, мальчик? - спросила продавщица кондитерского отдела у пятилетнего карапуза, уверенно шагнувшего к прилавку.
Он протянул ладонь, на которой лежал замусоленный троллейбусный талончик, и сказал:
- Счастья. На весь билетик.
Я бы с радостью стала лучше .....но.. ЛУЧШЕ УЖЕ НЕКУДА!
Аватара пользователя
irrashine
Гуру
Гуру
 
Сообщения: 26150
Зарегистрирован: Сб окт 15, 2005 11:58 am
Медали: 5
Пол: Женский
Соционический тип: Гексли
Тип по психе-йоге: Борджиа (ФЭЛВ)


Вернуться в Солнечный мир

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: GoGo [Bot], Google [Bot], Google Adsense [Bot], Yandex 3.0 [Bot]