Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Слов испаренье и сбор конденсата

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Сб дек 28, 2019 3:56 pm

30 декабря 2019 года стартует литературный конкурс

КАК СНЕГ НА ГОЛОВУ


Тема - Новый Год

Объём
От одной фразы до 5000 знаков (без пробелов).

Посчитать число знаков можно здесь.

Число текстов от одного автора: 1 или 2.

Уникальность
Тексты не должны были появляться до начала конкурса в открытом доступе.

Сроки

Присылать тексты можно с 30 декабря 2019 до 12 января 2020

Потом голосование (ориентировочно 1 неделя).

Анонимность
Авторство скрывается до определения результатов.

Чтобы никто не знал автора до объявления результатов, шлите свои рассказы в личку Literax.

Если вы желаете сохранить анонимность и от ведущего, шлите тексты через друзей или через анонимную почту на ящик literach@yandex.ru
Обязательно указывайте тему "КАК СНЕГ НА ГОЛОВУ".

Послание читателям и критикам
Вы можете дописать послание, которое не входит в объём. По умолчанию допустима умеренная критика. Если вы согласны на любую критику, укажите это отдельно. Если желаете избежать критики, тоже напишите об этом.

Призы
Из правил:
  • В нашем конкурсе нет медалей. Было бы неплохо провести столько конкурсов, написать столько отличных текстов, чтобы никаких медалей не хватило.

    Зато мы будем подбирать рисунки и клипы под ваши рассказы.

    Вас прочтут, заметят, обсудят, уделят бездну внимания и возможно вы сделаете первый шаг к большому будущему в литературе (как шутят наши организаторы). Будет весело.

Обсуждение тут:
https://www.socioforum.su/viewtopic.php?f=1008&t=77765

Организационные вопросы
Обсуждение организационных вопросов тут:
https://www.socioforum.su/viewtopic.php?f=1008&t=72225

Общие правила раздела "Литературная арена" тут:
http://www.socioforum.su/viewtopic.php?f=1008&t=72224

Ведущий под ником Literax в данный момент Parf.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Пн дек 30, 2019 5:14 pm

Текст №1. "Снег на голову"

В рюкзаке – зубная щётка, пачка чипсов, давно пустая, потрёпанный томик Цвейга и пахнущие детством маркеры. В голове – надоевший до чёртиков новогодний мотивчик. Она напевает его раз за разом, улыбаясь в ответ на суровые просьбы прекратить и донельзя мягкие угрозы.

На скамейке сидеть слишком жарко. В паре сантиметров от Неё. Ощущая горячей кожей влажное щекочущее дыхание.

– Ты это специально, – он не выдерживает первым, стремительно покидая лавочку и упираясь взглядом в одинокую ёлку, застывшую на другой стороне дорожки.

– Пою? Конечно, специально. Ты что, сразу не догадался? – заливается смехом и тоже вскакивает. Поднимается на цыпочки, пытаясь отыскать его ухо. Он резко втягивает носом воздух, пытаясь сдержать подступающий к горлу гнев. Неужели и вправду не понимает?

– Да нет же! – разворот получается слишком быстрым, и от неожиданности Она поднимает брови, становясь похожей на удивлённую совушку. – Появляешься вдруг, сваливаешься как снег на голову! Не предупредив, не написав даже.

– Похоже, что в этом году я – твой единственный снег. Наслаждайся, – да уж, декабрь выдался подозрительно тёплым. А Она будто и не замечает его недовольства. – Ты же знаешь, я всегда приезжаю к тебе 31-го.

Серый рюкзак на скамейке знаком до боли. Он выучил наизусть все изгибы ткани и россыпь маленьких пятнышек, остававшихся ещё с тех пор, как он случайно заляпал его жирным соусом. Она тогда почти всерьёз грозилась зарезать виновника, но нож был заботливо вырван из пальцев, а дрожащие губы смяты успокаивающим поцелуем. Когда это было? Лет пять назад? Они ведь тогда ещё жили вместе.

– Уходи, пожалуйста, – шепчет, готовый к протесту.

– Непременно уйду. С последним боем курантов, – девушка хмурится и хватает его за руку, увлекая за собой. – А сейчас на каток!

Он никогда не умел кататься на коньках. Особая форма издевательства, выдуманная неугомонным мучителем. Звонкий хохот легко летящей по льду злодейки и остервенелые попытки удержаться на ногах. «Никогда больше не соглашусь на это! Никогда…» Тогда почему они сейчас снова приближаются к крытому павильону?

– Два билета, пожалуйста, – у Неё снова нет денег. Кто бы сомневался. Зато коньки с собой. Надо же. Знала, что он уступит. Кассир неодобрительно посматривает на их странную пару.

На катке слишком людно. Ему это не нравится. Но все взгляды прикованы к Ней. Рассекает толпу, двигаясь, словно ветер. Грациозная ласточка среди куропаток с обрезанными – за ненадобностью – крыльями. И он тоже такая же куропатка. До того обидно, что покидает расшумевшуюся площадку.

– Эй, ты куда? Мне тоже искусственный лёд не нравится. Но что поделать, погода… – догоняет его и продолжает надоедать болтовнёй ни о чём.

– Почему ты не стала фигуристкой? Занималась ведь… – задаёт вопрос просто чтобы прервать чужой поток сознания. Больно слушать наивную чепуху, которая у Неё почему-то никогда не заканчивается. И раньше всё время болтала.

– Обязательства сковывают. Хочу быть свободной! – кружится в непонятном танце – то ли вальс, то ли полька. Отчего-то Её хочется обидеть. Осадить. Щёлкнуть по носу, чтобы остановила этот неуместный парад позитива.

В парке добродушная женщина продаёт пирожки. С пылу с жару.

– Можно парочку? Для моей… – он запнулся, не зная, как назвать это недоразумение.

– Понимаю, – продавщица улыбается, искренне, но с тоской во взгляде. И впрямь понимает. – Чай, красивая она у тебя? Не боится фигуру испортить?

– Ну что вы! Уверяю, там нечего портить! – за подобные шуточки получает локтем в бок. В Ней и вправду нет ничего красивого. Волосы вечно растрёпаны, вздёрнутый нос, на лбу ямочка от ветрянки.

– Когда уже полночь?! – на улице становится холоднее, Он укутывается в шарф и исподтишка наблюдает за беззаботно разгуливающей в лёгкой курточке девушкой.

– Девять минут назад было без двадцати минут шестидесяти секунд пятьдесят восемь минут двенадцатого, – бодро оттарабанивает в своём любимом стиле. Пальцы сжимаются в кулаки. – Ты действительно так сильно хочешь, чтобы я ушла?

Он молчит некоторое время и рвано дышит – изо рта вырываются облачка пара. Она послушно ждёт, покачиваясь на пятках. Всё не может устоять на месте.

– «Сердце умеет забывать легко и быстро». Твой любимый Цвейг. От корки до корки прочёл, – наконец, говорит. Но, кажется, совсем не то, что хотел сказать.

– Двойка тебе! – улыбается широко и невинно. Маленький чёртик. – У него совсем не так написано.

Они медленно бредут к озеру. Темно. Вода еле слышно колеблется. Пять лет назад тоже не было льда. Растаял незадолго до Нового Года. Интересно, Она об этом помнит?

– И всё же почему? – останавливаются у самой кромки, не решаясь продолжить путь.

– Почему прихожу? Я – твоё личное чудо, синяя птица морозного счастья, снег на голову…

– Почему сделала это? – уже привычно перебивает, хмурясь всё сильнее. Смотрит на её сухие губы. Это невыносимо.

– Что? – прикидывается дурочкой. Ей это идёт. Всегда шло. Вдалеке начинают бить часы. Удар за ударом вскрывают его черепную коробку.

– Я хочу тебя поцеловать, – он несёт очевидную чушь. Боль вдруг опаляет сознание. – Пожалуйста. Всего один поцелуй.

Тянется к ней, но она ускользает. Пора.

– Не уходи, – по щеке стекает что-то солёное.

Она делает шаг.

– Останься! – пальцы зачерпывают пустоту, проходя сквозь Её запястье.

– Пожалуйста…

Он падает на колени. Полночь. Где-то там салют. Слышны радостные крики. Ровно пять лет назад Она сбежала от него в непроглядную тьму забывшего замёрзнуть озера. Не сказав ничего. Широко улыбнувшись. Почему? Жизнь обрезала ставшие слабыми крылья? Или он… обрезал?

Что-то падает на нос – мокрое и холодное.

– Снег пошёл… – шепчет, не слыша своих же слов. Это не его снег. Чужой. Неправильный. Слишком белый. Его снег – русый. Он не падает, он взлетает. Увлекает за собой, кружась в непокорном танце. Распевает глупые песенки. Хохочет. Беснуется. Плачет в отчаянии! Читает Цвейга ночами, сбегает из дома, падает в его объятия, сжимая до боли уставшее сердце. Сердце…

Сердце умеет забывать легко и быстро. Если хочет забыть.


Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Вт дек 31, 2019 2:37 pm

Текст №2. "Вечный Дед"

Он вышел из леса в глухую полночь - точнее, вылез, кое-как выкарабкался, проваливаясь в снег по пояс, сжимая в закоченевших пальцах свою ношу. Высокие сапоги были наполнены снегом, который уже почти не таял - он не чувствовал онемевших ног, и холод пронизывал тело насквозь. Холод стал его вечным спутником, почти другом - но бесполезно было просить его об исполнении самого заветного желания. Он споткнулся, упал, пополз на четвереньках, стараясь не выпустить тяжеленный мешок, выбрался на полузасыпанную снегом просёлочную дорогу и лёг на спину отдохнуть.

Снежинки падали на лицо, застревали в бороде, смерзаясь в ледяную крошку, таяли, стекали за шиворот, и он вспомнил, как кровь от случайной стрелы текла по щеке в тот проклятый день, когда они захватили деревушку вятичей - внезапно и вероломно, пока те праздновали солнцеворот. Снег был усеян пятнами крови, которой стало ещё больше, когда он, вождь захватчиков, приказал воинам пить и веселиться в честь победы. Они хохотали и пели, поджигая дома незадачливых врагов, рубя головы выбегавшим из них мужам, насилуя жен. А потом он, захмелевший от мёда и крови, увидел статую местного божка. Долгобородый старик в высоком колпаке с длинным посохом тяжёло глядел на вражеского вождя. Пленный, прежде чем лишиться головы, успел сказать, что это великий бог, исполняющий желания.
- Пожелайте лёгкой смерти, дурни! - расхохотался вождь. - Что, старикан, не можешь исполнить их желание? Да какой ты бог после этого?

Старик был недвижен.

- Ты просто жалкая деревяшка! - заорал вождь и махнул секирой, и полетели щепки во все стороны. - Теперь я, а не ты - великий бог! Это я исполняю желания - но только свои!

Но вдруг потемнело полуденное небо, и налетела великая вьюга, а когда она стихла - никто больше не видел ни человека, ни статуи...

Выглянуло солнце, брызнуло ему в глаза, рассыпалось в радугу, пройдя сквозь снежинки, примёрзшие к ресницам. Он перевернулся, встал, охнув, взвалил на спину мешок и побрёл по лесной дороге. Кругом высилась череда молчаливых елей, украшенных шапками снега, между ними проглядывали робкие берёзки. Он не дивился природе - зима наполнила его нескончаемую жизнь и давно обрыдла. Он позабыл, что такое лето, забыл, как греет ласковое солнце, как птицы поют в зелёной листве и мягкая трава стелется под ногами. Когда люди говорили о лете, их слова не пробуждали ничего в его сердце, стали пустой фантазией, мороком - а душою безраздельно владела зима.

Он вступил на улицы большого города и брёл по ним, шатаясь под тяжестью мешка. Прохожие усмехались и показывали на него пальцами. А ведь некогда он и впрямь был великим богом: при его приближении захлопывались ставни, деревья трескались и замёрзшие птицы падали с ветвей, а у наглецов, посмевших на него взглянуть, стекленели глаза и язык во рту становился льдинкой. Но даже тогда он мог исполнять лишь чужие желания. А ныне он стар и немощен, и люди уже не боятся, а потешаются над ним, пародируют его, надевая нелепые шубы и накладные бороды.

Но удача не до конца покинула Деда: он нашёл дом, где его ждали. И силушка сгинула не вся: когда страж дома начал лепетать про какие-то бумаги, он так зыркнул, что тот сразу смолк, втянув голову в плечи.

...В детдоме №23 всё опять шло наперекосяк. Татьяна Леонтьевна орала на кружковода, вновь провалившего организацию праздника, а кладовщик Петрович, который должен быть Дедом Морозом, вторую неделю бухал по-чёрному, ухитрившись пропить и шубу, и мешок с подарками. Ребятишки разного пола и возраста растерянно толклись в актовом зале вокруг ёлки, тырили конфеты с веток и тихо тосковали. А потом дверь распахнулась, и вошёл он.

Дети своим особым чутьём, безвозвратно потерянным взрослыми, поняли, кто это, и остолбенели. Дед Мороз! Настоящий - с окладистой седой бородой, пожухлым красным мешком, с древней мудростью и тоской в глазах. Он раскрыл мешок и доставал оттуда подарки - самые желанные, заветные, о которых они даже не решались просить, понимая бессмысленность этого. Серёга получил радиоуправляемый вертолёт, долговязая Марина - красивые серёжки, а сопливый забитый Санька - обещание, что родители заберут его назад, которое сбылось через неделю. Дети столпились вокруг него, брали дрожащими руками подарки, а огромный мешок будто и не уменьшался вовсе.
- А ты чего хочешь, девочка? - Дед поглядел на мелкую Машку, которая таращилась на него, выпучив глаза. Обычно, он знал все желания - но в этот раз внутри отзывалась лишь пустота.
- Ничего не хочет, она ж дурочка, - прыснул кто-то. - Даже говорить нормально не умеет.
- Пусть скажет как умеет.
- Доблый деда, ты такой глустный, - пролепетала Машка. - Позелай себе цего-нибудь.

Он замер. Слово сказано! Конечно, он знал, чего хочет: единственного, что может избавить его от древнего проклятия. Свидания с той, что жнёт все души и только его давно заждалась.

Дед обвёл взглядом восторженно глядящих на него ребят, втянул в грудь воздух и неожиданно сказал по-другому:
- Устал я, детки. Ну, ничего, отдохну когда-нибудь. Лет через сто...

Он осторожно спускался по узкой лестнице, взвалив на спину неопустошаемый мешок. Каждый шаг отзывался в спине болью. Сейчас он шагнёт на улицу, и налетит злая вьюга, подхватит и унесёт туда, где царит зима и стоят заснеженные ели, где люди выбрасывают старые календари, тщетно ожидая, что новые что-то изменят в их жизни. Новый день - и вновь вечный опостылевший праздник. Но, надо признать, бывают и приятные моменты...

А, когда пришла вьюга, он успел ещё подумать, что мешок за сегодня, кажется, стал немного легче.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Вт дек 31, 2019 2:39 pm

Текст №3. "Весёлый Новый год на Вашу голову"

Верите ли Вы в Бога? Если нет, не волнуйтесь, Он в Вас тоже уже давно не верит. Тем не менее, в мире есть те, на кого Он ежесекундно перекладывает сие тяжкое бремя — верить в смертных.

Бог — невероятный Творец Универсума. Светило убогой жизни, путеводная звезда ищущих покой и счастье. Но вселенская слава накладывают свои обязательства. Денно и нощно взывают к Господу милостивому страждущие, вымаливая кто на что горазд, желая простых мирских радостей и отпущения грехов. Согласитесь, выслушивать миллионы молитв в день — работёнка нелёгкая. А уж наблюдать за судьбой каждого отдельного человека, внимательно высчитывая все его благородные поступки и проступки, чтобы представить результаты божественного уравнения на духовном Суде... Впрочем, никакого Суда не существует. Как и Ада. Как и Рая. Хотя Бог уже давно пожалел, что их не создал. Однако речь сейчас не об этом, а о Его прямых профессиональных обязанностях, которые Он почему-то переложил на хрупкие плечи (то, что от них осталось) покидающих физический мир душ. Действительно, зачем выступать в роли фатума самостоятельно, когда можно предоставить такую возможность лицам куда менее Великим?

Федеральная Судьбоносная Богослужба (сокращённо ФСБ) работает безукоризненно, система проверена поколениями счастливо выписанных личностей. После смерти некоторым невезучим талантам (чаще всего писателям или просто фантазёрам) выпадает умопомрачительное счастье (умом всерьёз можно тронуться) поработать на благо Вселенной — неустанно следить за подконтрольной душой в материальном мире, корректируя её нить судьбы. Отказаться нельзя. Зато можно халтурить, предоставляя смертным самостоятельно разгребать вагоны собственного бездумья. Такой стиль управления называется Свободой. Честно признаюсь, лично не пробовал, слишком уж тянет вмешаться. Самое обидное, что отходить (отлетать) от порученного больше, чем на десять метров, запрещено (да и не получится, даже не пытайтесь). Ох, не советую Вам оказаться ФСБшником для какого-нибудь психа. Но Вы всегда можете Его исправить, ведь обладаете неограниченной властью (лишь над его судьбой). Поначалу это пьянит. А потом приедается как-то...

Боже наш Всевышний предусмотрел сию неприятность. Каждый год (дабы конфессии не перессорились, решено было точкой отсчёта брать 00.01 1 января, китайцы побухтели чуток, да и согласились, разницы-то на самом деле никакой) мы меняемся подопечными. Ой, Лавкрафта Мне в ФСБшники, проболтался! В общем, как раз на службе у Господа я и состою. До Нового Года остался всего денёк, так что я успею сей текст быстренько написать рукою моего подопечного (точнее, вложить ему в дурную головушку), а с проблемами пусть преемник разбирается. Здорово было бы, окажись он под контролем у какой-нибудь знаменитости... Славно бы поразвлёкся. Меня-то всё равно не найдут. С бюрократией на Небесах (так мы называем духовный мир по привычке) туго. Кстати, каждый 13й год нам дают передышку. Говорят, если отработаем 100 циклов, то снова тело дадут, память стерев. Может, врут. Хотя я пока никого старше 1300 не видал.

Как подопечные распределяются? Случайно. У некоторых устойчивые предпочтения есть, которые Бог иногда (ключевое слово, ибо обычно ему лениво) удовлетворяет: Мопассану привлекатльных девиц подавай (в его-то годы!), Уайлду — юношей, а у Данте травма и он не связывается с литераторами — Вергилий, будучи ФСБшником, знатно повеселился, кучу ереси в его сознание вложив. Как раз под конец срока (100 циклов) было. В итоге ещё три цикла поэту добавили, в наказание. Но работу над Комедией (меткое название) останавливать никто не стал (слишком уж интересно, во что выльется). Вылилось. Когда Данте умер и поступил на службу, в первую же Новогоднюю ночь разыскал Вергилия, устроив всем первоклассный спектакль с избиением мла... стариков.

Ах Новогодняя ночь! Ровно в 00.00 Бог даёт нам выходной — растягивает минуту так, что аж на 12 часов. И их можно тратить в своё удовольствие — например, на любимую игру ФСБшников. Правила объяснять долго, а для Вас, смертного, время воистину бесценно, скажу лишь, что ставками являются довольно серьёзные повороты судьбы в жизнях последующих подопечных.

И тут я вынужден кое в чем признаться. Данное мне на этот год задание я выполнить не смог. И, к сожалению, Вы, да-да, именно Вы, раз читаете сейчас это коротенькое послание, оказались моим следующим подопечным (узнал сегодня), на котором я обязан отработать проигрыш.

Только не пугайтесь. Вдох-выдох. Выпейте валидольчику. Уж поверьте, потом, ещё через год Вы обязательно попадёте к кому-то ответственному и хорошему, внимательному и чуткому... К Макаренко там, например. Но последующий Вам придётся меня потерпеть.

Я решил, что несправедливо будет промолчать, поэтому мужайтесь!

В 2020 году Вы...

— наконец, прочтёте "Войну и Мир" целиком. Пять раз;
— уснёте летаргическом сном;
— выучите наизусть Евгения Онегина (во всём прошу винить Шуру П.);
— поймёте, что красота спасёт мир (духовная!), и, возможно, влюбитесь в проститутку, но она вам откажет, возможно, потому что все деньги Вы проиграете в рулетку;
— станете нигилистом;
— заболеете сифилисом и всем будете врать, что это от тоски по настоящей России (но я вылечу, честное слово);
— переедете на квартиру к своей замужней девушке;
— соблазните её мужа;
— напишете оду коммунизму;
— напишете оду анти-коммунизму;
— будете писать на каждом пригодном для этого заборе "Маяковский — бревно"*;
— иммигрируете в США;
— вызовете Трампа на дуэль, не явитесь и будете с позором депортированы;
— совершите кругосветное путешествие за 8 дней;
— познаете прелесть морфия;
— будете распространять ложную информацию о том, что являетесь киборгом (еще не придумал, как вытащу Вас из психушки, но уже в процессе разработки гениального плана);
— увлечётесь тентаклями (этот пункт я не понял, а уточнять не собираюсь, поэтому просто вычеркну, и пусть потом с меня не спрашивают!).

Но не переживайте, ведь всё это время я буду неотступно следить за каждым Вашим шагом.

Весёлого Нового Года!

*"Что ни говори, а Маяковского не выкинешь. Ляжет в литературе бревном, и многие о него споткнутся", — Сергей Александрович Есенин.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Ср янв 01, 2020 8:01 am

Текст №4. "Если вы взлетите над ночным городом..."

Если вы взлетите над ночным городом, то в желтой топографии улиц увидите два скользящих пятна: светлый лунный зайчик и черную тень. Но если вы спуститесь на шумный асфальт, то вы уже ни за что не заметите черную тень, кошку Дарли. Вы обратите на неё внимание, только если серьёзный ребенок одёрнет вас за рукав, и молча покажет на странное движение: вот крупная тень оттолкнулась от фонаря, прыгнула на вышку телефонной связи, оттуда на крышу. Её силуэт с парящим хвостом мелькнул на фоне подсвеченных луной облаков, и кошка нырнула в темноту. Но вот она вынырнула на площади, и тихим движением пересекла её и исчезла вновь, отталкиваясь от светофоров и оставляя в снегопаде крохотные вихри.

Шнекинд же, белая и стремительная, не отставая мчалась к предсказуемому финалу по тротуару, огибая прохожих. Она перебирала ногами над запорошенным асфальтом, изображая бег, но медленно и лениво, все равно людям сейчас не до нее.

Шнекинд и Дарли спешат на ритуал, ставший привычным за сотни лет. Когда-то Шнекинд щедро поделилась эссенцией магии жизни с юношей, от которого была без ума. Но он оказался слишком глуп, чтобы разумно распределить дар, и предпочёл пару лишних сотен лет жизни в ущерб молодости и красоте. И вновь приходится собирать эссенцию, чтобы прожить ещё тысячу лет, а неудачный избранник должен отработать неразумно растраченный дар.

Вчера Шнекинд не могла смотреть без брезгливости, как когда-то прекрасный юноша лезет мыться в прорубь. Его жирное, постаревшее тело, покрыто седыми волосами, очки он не снимает даже в воде, эльфы покорно ждут на краю проруби, держа наизготове дурацкий халат. Кряхтя и неуклюже он вылезает к ним, струи ледяной воды стекают на стылый лёд. Метаболизм их почти бессмертных тел требует охлаждения. Но Шнекинд всегда юна и прекрасна, а он давно стар и жалок. Лучше бы он стал личем, как другой её избранник, лучше
вызывать страх, чем омерзение. По лицу Шнекинд пробежала досада и грусть, накатило воспоминание, то что она желала навсегда забыть: как другого очередного избранника похитила простая смертная прямо из ледяных чертогов.

И вот, Шнекинд остановилась у двери, конечной цели путешествия. Она опустилась на пол перед дверью, тихо цокнув каблучком. Сейчас начнётся ритуал. С другой стороны, где-то в темноте за окнами, занимает свою позицию бархатная мурлыка Дарли. Её глаза как две моргающие луны. А за дверями, посреди кипящего людьми зала, уже вовсю отрабатывает свой долг толстый Рупи. Он настраивает прибор, собранный античными кудесниками. Хотя Рупи делает это открыто, никто не видит ничего особенного: золотые ручки и резные панели
теряются в груде коробок с ленточками. Непосвященному взгляду кажется, что Рупи лишь выбирает подарок, копаясь в своём мешке. В каком-то смысле, ритуал достаточно честный. Все равно люди уже не пользуются магией. Они создают новую магию, которую называют Технологией, и во многом уже опередили традиционную. Но ещё рождаются дети с магией, и оставшиеся колдуны и мелкие боги собирают свой урожай, каждый на свой лад. Шнекинд предпочитает обмен: она переполняет ребенка радостными эмоциями, и с помощью эфирного резонатора и волшебной сущности Дарли вытягивает магию, оставляя взамен немного удачи и ощущения счастья.

Людям только нравится этот трюк. Более того, они всячески ему подражают. Сами люди подражание неизвестной технологии называют карго-культом. И карго-культ сбора магии приобрел массовый характер. Что лишь на руку Шнекинд, так легче оставлять ритуал втайне. Ведь бриллиант легче всего спрятать в груде блестящих бусин.

Шнекинд собралась с мыслями, несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. От нахождения в помещении уже зарумянились щеки, но пока еще не опасно. Из-за двери раздался нестройный детский хор: “СНЕ-ГУ-РОЧ-КА!” Она тихо хлопнула рукавичками, ослепительно улыбнулась и распахнула дверь.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение ШпротыВспирте » Чт янв 09, 2020 9:01 pm

Literax
Текст #5
Стабильно или не очень :add29
Шёл к концу 2050 год. Прогноз погоды, так же нестабилен, как и доллар в Зимбабве. По новостям сообщают, что Путин при смерти, но всё никак не может покинуть мир людской и отправиться восвояси в преисподнюю.

Очередь в пятёрочке теперь электронная, сидишь вроде дома, но всё равно бесит,то сайт пингует, то квадрокоптер с твоими био-пельменями в пути где-то застрянет.

Ольга Бузова отказывается уходить на пенсию, - говоря, что будет выступать, как Мадонна до ста лет, а может и дольше.

Из хороших новостей :- далеко продвинулась генная инженерия, теперь можно заказать цвет глаз и волос своему будущему ребёнку.

Многое изменилось, но мандарины и оливье, как дань традиции заполняют тазики Российских граждан.
ШпротыВспирте
Новичок
Новичок
 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: Чт янв 09, 2020 8:45 pm

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Пт янв 10, 2020 7:44 pm

Текст 6. "Найти Новый Год".

Пометка: согласна на любую критику.

Я искала его везде. Во дворе в тонком слое снега, оранжевого под фонарём. В светящихся иллюминациях, заливающих широкие шумные улицы города рекой. В стеклянных лабиринтах супермаркетов, кричащих со всех сторон: "Новогодний sale 50%!" В озабоченных лицах людей в метро, спешащих куда-то с заветным прямоугольным подарочным пакетиком. В случайных обрывках фраз, настигающих меня, когда я пытаюсь просочиться сквозь человеческий поток на улице. "Я уже знаю, где буду праздновать…", "Подарю ему…", "Мама всегда готовит оливье…"

Телевизор разрывается, как хлопушка, фонтаном ярких цветов новогодних реклам и манит теми самыми фильмами, что все так любят пересматривать в холодно-уютные каникулы на стыке разных лет. Каждый баннер на улице гипнотизирует чем-то красно-зелёным, белыми и голубыми снежинками, блёстками. Интернет начинает подводить итоги года и бурлить обсуждениями планов празднования ещё за месяц до 31 декабря.

И все вокруг верят в волшебство…

А я всё искала его – Новый Год. Или не искала… Скорее, ждала, когда он коснётся моего сердца. Как когда-то в детстве в беззаботные дни, в которые я наряжала ёлку 5 декабря и считала, что это слишком поздно, надевала голубое платье феечки, пила невкусное, но зато такое забавное детское шампанское и кружилась в полутёмной комнате в свете гирлянд… Моего повзрослевшего сердца касалась лишь тьма тоски и забот.

Нового Года нет. Есть только ночь, когда некоторые глупые люди верят в чудо и меняются цифры в дате. Ночь, в которую мне когда-то хватало сил хотя бы поднять себя с колен из лужи грязи и сделать праздник. Почувствовать счастье, несмотря ни на что, просто так.

Куда ни придёшь, играет "Last Christmas" или "All I want for Christmas is you". Должна ли я ненавидеть эти песни? Безумие, но они никогда не надоедают. Губы сами начинают проговаривать слова, голосовые связки – воспроизводить мотив, засевший где-то глубоко-глубоко в сознании. Вообще-то вторую песню я очень люблю. Под неё всегда хочется плакать. И танцевать.

Дома тикающие часы заставляют нервничать, как гулко стучащие по поверхности падающие капли. Как найти Новый Год, как вспомнить, что такое беззаботность, меньше, чем за сутки?

Я достану из пыльной темноты шкафов, из дальних закутков квартиры игрушки. И мою любимую ёлку! Расправлю её знакомые лапки с гибкой проволокой внутри. Те, кто говорят, что искусственные ёлки хуже настоящих, просто никогда не наряжали 20 лет подряд одну и ту же зелёную леди. Я одеваю её лучше себя – элегантные бусы, самые красивые шары, мишура как роскошные меха и, конечно, корона из звёзд.

А потом я переберу всю свою музыку и найду чудесные песни, под которые буду кружиться в вихре звуков и свете гирлянд!

И останется только загадать под бой курантов желание и скорее забыть его. Когда я не помню загаданное, оно сбывается.

Новый Год не наступит в моей жизни. Зимняя ночь будет лишь зимней ночью, окрашенной фейерверками и криками людей. Но праздник случится, потому что я найду его в своей душе. Это ли не чудо?..
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Пт янв 10, 2020 11:33 pm

Текст 7. "Если бы воздух стал музыкой..."

Если бы воздух стал музыкой, он бы звенел хрустальными бубенцами. Прозрачно до боли, остро, словно лезвие. Юшка старалась не вдыхать слишком глубоко, прятала нос в пушистый шарф, пахнущий сушеными яблоками, уже почти не колючий, в сравнении с морозом на улице.

Снег под ногами похрустывал тонкой коркой наста, блестел в лучах яркого ледяного зимнего солнца, на нетронутую его поверхность было жаль наступать. Да и надо ли было?

Юшка была уверена, что не дойдет. Никуда. Вокруг – зимний лес, над головой – бездонная синева, безжизненный мир, ледяное спокойствие. Стоило сесть прямо в сугроб, привалиться спиной к корявой коре кряжистого вяза или бледной березы. Закрыть глаза. Вспомнить теплую избу, парное молоко в клети, еще не успевшее остыть, выморозиться, теплое дерево столешницы под пальцами, хлебные крошки, подсохшие, впивающиеся в пальцы, стоит только провести между сбитых досок.
Отец говорил не отходить далеко от избы.

Отец говорил, что зимняя ночь – порог у двери смерти.

Смешная девчонка, тонкокостная, не в ближайшую родню, бледная и светлокосая. Ведро талой воды она несла в избу в несколько присестов, но не позволяла отцу помогать. Что она за хозяйка, если ей в таком помогать станут?

Пекла хлеб с поджаристой корочкой, как когда-то учила мама, из его остатков варила квас. Нет больше мамы, только теплая память о ней. Держала в теплой печи до полуночи кислые щи, ожидая, когда отец придет с просеки, положит в клети топор, затопает на пороге, отряхивая снег, ввалится в клубах пара, втянет носом воздух и скажет:

- Наготовила, хозяйка? Есть хочу, умираю.

Хозяйке почти тринадцать, хозяйка хоть куда, да не в свои хоромы вошла, и снег тут на пороге не отряхнуть. Они целиком – снег и лед.

Оденут ее тут в прекрасное платьице с узором голубых цветов по подолу. В шитую серебром шубку. Голову украсят сверкающим ледяными каменьями кокошником.

- Хочешь этого, девица? - шепчет стужа. – Сама к нам пришла вслед за бельчонком, за перестуком в овраге, за шустрым зайцем, за поземкой. Сама пришла – не неволили. Будешь в стылых хоромах хозяйкой?

- К папе хочу…

- Сама пришла, забудешь отца, забудешь теплую жизнь, весеннюю капель, живое дыхание…

Руки и ноги уже не слушались, и лишь березовый ствол за спиной ее поддерживал. Глаза закрывались. Но хрустальный перезвон привлёк внимание. Бубецы? Кони? Люди?

- Пошли, маленькая.

Кто-то большой и сильный поднял ее на руки, понес прочь от смертельного сугроба.

- Сама пришла, - хрипло прокаркала ворона.

- Услышала зов, - просвистел снегирь.

- Будешь иных хором хозяюшка. Хорошая хозяюшка, почти тринадцати годов. Но только месяцев двенадцать.



Она медленно открыла глаза, с изумлением осмотревшись.

- Кто ты? – спросила изумленно, привстав с пушистой перины и коснувшись ладошкой белой бороды сидящего рядом с ее кроваткой добродушного деда.

- Дед Мороз я, - усмехнулся тот в усы. – А к кому ты шла так упорно, маленькая?

- Кто я? – спросила она, рассматривая свою бледную ладошку.

- Известно кто. Внучка моя теперь. Снегурка.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Сб янв 11, 2020 1:37 pm

Текст №8. "Она любит праздники"

Колеса машины противно заскрипели по снегу, а педаль тормоза слишком резко вошла в пол. В принципе, этот маневр оказался слишком резким, но упустить это место на парковке перед торговым центром она не имела права.

2 часа. У нее было всего 2 часа.

К счастью, в машине не было детей, и можно было выругаться вслух, не сдерживая себя. Ведь во всей этой беготне был виноват только долбаный начальник. Если бы у этого придурка была бы семья, а в идеале еще и пара – тройка детей, никаких проблем не возникло бы. Он бы прекрасно понимал, что такое новогодние приготовления, и не держал бы их на работе до 30 декабря. Хотя вряд ли бы это помогло. Он – мужик, а что мужики знают о праздниках?

За этими размышлениями она и не заметила, как оказалась в переполненном народом торговом центре. По видимости, не только у нее начальник был идиотом.

В уши ворвался приторно знакомый мотив песни про колокольчики. Ее автор должен был бы гореть в аду, как и все, кого еще не тошнило от этой мелодии.

Из соседней пекарни сладко повеяло кофе и свежей выпечкой.

Точно, кофе. Это то, что ей сейчас нужно, чтобы хотя бы немного прийти в себя. Но на это нет времени. У нее всего 2 часа. Ну, хорошо. Полтора. И кофе. Кофе с булкой.

Ноги сами влились в поток людей. Сами принесли ее в детский магазин. Самый ходовой и самый хардкорный в эти дни. Хуже, чем здесь, может быть только в продуктовом.

Но она ведь умная девочка - как никак, многодетная мать более чем с 10-летним стажем. Разумеется она оформила предзаказ. И таких умников было очень не много. Стойка выдачи, на ее счастье, была пуста.

- Добрый день, у меня предзаказ. Номер 5678345, - слащавая улыбка сама по себе разливается по лицу.
- Минуточку - так же слащаво улыбается кассир.

Но минуточка очень быстро превращается в 5, а затем и в 10.

Ну, как можно так долго вбивать номер заказа и тупо пялиться в экран, так медленно идти к стойке с заказами, так долго искать коробку, что стоит прямо перед тобой, и так мучительно не спеша разрезать клейкую ленту?

Уродливая, на ее вкус, но очень модная среди 7-летних девчонок, кукла для Маши. Огромная железная дорога для Саши. Жутко дорогое коллекционное Лего для старшего – попробуй, удиви подростка. Куча всякой китайской мелочи для детей друзей.

Надо уже договориться с друзьями и обмениваться подарочными картами или деньгами. Все равно в этом потоке игрушек и сахарно-конфетной комы дети не заметят “недосдачу”, не то, что кошелек…

И на этом всё.

ВСЁ!!!

А где, мать его, самокат!? Долбаный самокат, которым Ира выносила всем мозг уже пару месяцев? Чертов самокат, из-за которого она переживала как минимум 2 детские истерики каждую неделю?

Минус еще 10 минут на тупую констатацию факта отсутствия самоката в заказе. 15 на оформление возврата и гребаное: ”Денежные средства вернутся вам на карту в течение 30 рабочих дней”. С учетом праздников, это полтора месяца. Она многодетная мать, а не чертов Рокфеллер. Минус 2 тысячи перед самым праздником, что может быть круче???

Еще 40 минут на посещение еще 3 детских филиалов ада на земле. С 3 тяжеленными сумками. И всё ради самоката. Или Иры. Или собственных нервов. Или веры в Деда Мороза у трехлетки.

2 тупых звонка от мужа. Бесконечные: “Ты скоро?”, и глупые вопросы. Ведь так сложно запомнить, что Сашина одежда хранится во втором сверху ящике, а Ирина в третьем. Так тяжело открыть кастрюлю в холодильнике и узнать, что на ужин плов…

1 очень длинный разговор ни о чем с мамой. Ей нужен мак. Долбаный мак. 30 декабря.
Ну уж нет. В этот продуктовый ад она отправит мужа. Пусть познает весь тлен бытия.
Еще 20 минут на покупку подарка несчастному мученику продуктового магазина. Милый, но бесполезный шаг. Ведь новые беспроводные наушники он, скорее всего, потеряет к концу января, или уж точно к началу марта. Эх, жаль, на такое не принимают ставки. Она бы точно выиграла немало денег.

И вот, наконец, мягкое кресло, ароматный кофе и свежая выпечка. Небольшой перерыв к круговерти праздничной суеты. Тайм-аут. 20 минут спокойствия в этом беспощадном урагане.

А впереди выпечка имбирного печенья с детьми, когда куски теста и глазури скроют из виду ее малышей, а праздничная посыпка разлетится по всей кухне, и ее придется выметать еще 2 недели. Резка салатов полдня 31 декабря, бессонная ночь, толпа родственников и мелкие семейные ссоры на праздничном обеде 1 января, пара дней на визиты ко всем друзьям, еще неделя выходных, за которые окончательно опустеет холодильник и кошелек…

Нет, она любит праздники.

Особенно ту их часть, когда открываются подарки. Выражения детских лиц в этот момент бесценны. Или, когда пожилая бабушка так трогательно поздравляет внуков и правнуков с Новым годом. Или, на худой конец, когда можно тайком спереть любимую конфету из детского подарка...

Но особенно она любит ночь 31 декабря, когда все, наконец, легли спать, и у нее есть целых пол-миски недоеденного салата, недопитое шампанское и сопливая мелодрама по телеку. Или тот первый рабочий день в году, когда можно наконец-то выйти на работу, и жизнь снова входит в нормальное русло.

Но больше всего она любит организовывать волшебство для других.

Любит создавать праздник.

Наверное.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Пн янв 13, 2020 11:07 am

Текст №9. "Его звали Мишей"

На улице снова не было снега. Миша сидел на подоконнике и медленно елозил пальцем по запотевшему стеклу. Этой зимой снега не было ни разу.
Вечерело. Фонарный свет протягивал бледные руки, словно пытаясь дотянуться до мальчика в тёмной комнате. Но дотянуться не мог. И тьма не отступала.
Фонарь освещал часы на столе, приговорённые, как Сизиф, вырывать из тьмы секунды, которые не кончатся никогда. Приговорённые, они сами служили приговором.

Эти часы принадлежали его матери. Они помнили каждый миг её жизни.
И одним щелчком отмерили её смерть.

Секунду за секундой отсчитывали они, не ведая, сколько придётся считать.

Миша почти ничего не знал о матери. Он боялся увидеть её призрак, который, как ему казалось, жил в отдалённой и тёмной комнате. В той комнате, где 10 лет назад женщина в старом белом платье с затравленным и больничным взглядом сквозь озноб почувствовала схватки.
Отец всегда запирал эту комнату. Лишь изредка он приходил туда, подолгу сидел, порой оставаясь на ночь. И вот уже несколько лет каждый день рождения Миши он запирал в ней сына на целый день.

Вот и сейчас Миша сидел в комнате рождения. Его большие и испуганные (как говорил отец — «материнские») глаза не отрывались от окна. Страх поднимался из ледяных глубин, пенился, накатывал волнами, разбивался о что-то дергающееся внутри и разливался по рукам, щекам, губам, наполнял всё вокруг, сжимая время в одной точке — точке фонаря, который, словно маяк, освещал ночное море.
На улице, как и 10 лет назад, не было снега. И часы, как и тогда, продолжали свой мерный, безразличный ко всему вокруг, ход. Так смерть идёт.

Новый 1900 год летал по улицам, гоняясь за годом уходящим и пьянея с каждым часом. Откуда-то издалека доносились переливы мелодий, плясок и веселья. Взрослые разливали вино, дети разгрызали пакеты с подарками. По городу носились экипажи, зачастую не зная, куда, но точно зная — зачем. Старый год гнали всем миром.

Всё это Миша видел не в первый раз. Он слышал, как радуются другие, и ему хотелось выпрыгнуть из окна, подойти к живой маме и наконец сказать, чтобы она не печалилась, и что её подарок ему очень понравился.
Он представлял себя героем и рыцарем, что спускается в подземелье, убивает отца и драконов, берёт в руки фонарь, и эта тьма наконец рассеивается. И к нему выходит мать, юная и свежая, и смеётся, и рада ему. Рада, как никогда не будет рад никто другой. Как никогда не будет рад отец.
Он знал, что мама дарила бы ему подарки. Он каждый год ждал подарка от неё.

Откуда-то из глубин комнаты словно доносился голос, что это он, он — причина её гибели. Эта мысль бродила по голым холодным стенам, залезала в любую щель, протекала сквозь стол и занавески, акварельные репродукции и пыльные книги, сквозь разбросанную бумагу и немую тьму.

Он боялся увидеть её призрак. Ему казалось, что она будет зла, разочарована.
Что она уже, может, не любит его. Что, увидев его однажды, она уйдёт и больше не вернётся. Никогда.

Настасья Павловна, гувернантка, вечно недовольная, мрачная и сгорбленная, как чёрная лужа, с вороньими глазами и тёмными кругами под ними, в любую минуту готовая разлиться гневом, с каждым годом становилась всё строже. Отец (Илья Филиппович) за дуэль был уволен из армии, и впал в такое отчаяние, что даже влюбился в него, и от любви с каждым годом всё больше кутил «comme Karamazov». Одна из проституток забеременела при этом, и он сделал "широкий жест", опьянённый позором её падения. Когда же Марья Николаевна умерла от родильной горячки, он не знал, что делать с сыном. И вот уже 10 лет как пытался это узнать, ища ответы за карточным столом.

От отца Миша и узнал, что мама была «подобрана из борделя», и что он очень дорог ему — «дороже проституток».

Рано научившись читать, он с жадностью детского сердца, не знавшего любви, бросился в книги. Рано научившись ненавидеть, он часто бросался на отца с кулаками. Отец воспринимал это, как игру, потому не наказывал сына. Именно этого Миша ему простить не мог.

Взошла Луна, словно пылающий воздушный шар, и мальчик отчетливо увидел на нём мамино лицо. Будто сошедшая с портрета, мать посмотрела на него сквозь стекло, прикоснувшись горящей светом фонаря ладонью к запотевшему стеклу.
Тепло разлилось по коже. В этом году снега не будет. Он бы весь растаял. Старые часы пробили полночь. Наступал новый век.

— Мама, если бы ты только была жива! Я клянусь, что больше никогда, никогда не буду злиться на тебя! Ты бы гордилась мной. Я бы радовал тебя каждый день. Я бы… — слёзы прорвались сквозь давящую свинцовую тьму и мерное цоканье часов, — я бы всё отдал, чтобы ты ожила! Маааа…»

Открыв окно, Миша прыгнул вниз. Холодный ветер жёг щеки, и ему казалось, что это рука матери гладит его. Больше он ничего не видел.

Наступал новый век. Новый день.
----
На следующее утро, открыв глаза, Маша снова ощутила себя прикованной к кровати, словно грудь превратилась в камень и рассыпалась на части. Каждое утро она слышала приговор — ещё день каторжных работ. Каждый день она проходила, словно часы на столе - считая по капле минуты. И минуты сыпались, как раскалённые гвозди.
На улице снова не было снега. Этой зимой его не было ни разу.

По субботам клиенты приходили один за другим. Студенты и офицеры, купцы и банкиры, но все считали её швалью, и платить желал не каждый.

Случайно посмотрев на календарь, она ахнула. 31 декабря 1890 года. Новый Год. Которого она так ждала. Который лучше бы не наступал. В эти дни она должна была рожать. Она так любила, боготворила своего Илюшу. Он говорил, что заберёт её, что не позволит прозябать в этой «богадельне». Он же заявил, что она не нужна ему, что их чувства остынут, как только она перестанет быть тем, кем есть сейчас.
Той же ночью Маша проснулась вся в крови.

31 декабря 1890...Вечером, стоя на балконе и вглядываясь в праздничное небо, она думала о том, что отдала бы всё, лишь бы её ребёнок в наступающем году был жив. Лучше бы умерла она! А его звали - Мишей.
Ей казалось, что мальчик с её грустными глазами протягивает руки с неба. Она протянула их в ответ. И сделала шаг - во тьму.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Пн янв 13, 2020 11:20 am

Текст №10. "Циклики"

Переворот в жизни Максима начался с обычной и не сулившей сюрпризов предновогодней ссоры.
- Завтра я начинаю новую жизнь! Буду по утрам медитировать и усмирять свои эмоции. А еще перестану опаздывать на работу и получу повышение.
- Макс, ты говоришь это каждый год...
- Просто в прошлом году я заболел, а в позапрошлом мы поссорились.
- Мы уже пять лет ссоримся - потому что ты шесть лет собираешься начать медитировать и семь лет не можешь перестать опаздывать.

Максим подумал, что Жанна права, и эта мысль его разозлила. Завтра опять не хватит энергии что-либо начать - вчера он работал сверхурочно, ночью не мог уснуть, волновался из-за глюков в программе, а сегодня сонный поперся на работу и теперь способен лишь на вялую ругань.
- А сама-то который год начинаешь бегать по утрам? И перестаёшь есть сладкое на ночь?
- Сравнил тоже! - фыркнула Жанна. - Болтаешь чушь. У меня голова разболелась от твоих претензий.
- Ты куда?
- Пойду прогуляюсь немного. Мне надо успокоиться и выпить чашечку кофе, - фраза, которую она уже повторяла сотни раз.

Хлопнула дверь. Максим пожал плечами, достал из шкафа коробку с подарком для Жанны и начал подписывать открытку, но на третьей фразе понял, что дословно повторяет прошлогоднее поздравление. Он швырнул ручку на пол, лег на диван и попытался обдумать свою жизнь, которая стала слишком походить на фильм "День сурка" - с той разницей, что каждый год он становился старше. Отчего всё вертится по кругу? Его сморило, глаза смежались. Максим представил, как глупые события влекут друг друга и закручиваются в кольцо, повторяясь вновь и вновь. Как разорвать этот цикл?
- Цикл, распрямись, к нам не вернись, - пробормотал Максим.

Послышался грохот и площадная ругань. Максим открыл глаза и уставился в полутьму под ёлкой. Кто-то влез в окно? Что за бред, оно закрыто...

- Кто это? - растерянно спросил он.
- Ну и вопросики, - проворчал скрипучий голос. - Сам-то сможешь сказать, кто ты такой?
- Я... Максим.
- Балда, имя любое можно придумать. Ладно, зови меня Выпрямлякой, - сказал некто и вылез из-под ёлки. Максим отчаянно тёр глаза и щипал себя, но глюк не исчезал: мелкий голый уродец, напоминающий Голлума, с тонкими ручками и ножками, огромными ступнями, морщинистым серым лицом и развесистыми слоновьими ушами.
- Эй, ты откуда?
- От верблюда, бляха-муха. Из фантамира я. Ты мне всю охоту испортил!
- Как?!
- Всё из-за твоего ротожопого говорения. Ты зачем произнёс оглушение цикликов в фантамире? "Цикл, распрямись, к нам не вернись" - это моя охотничья говорилка. Но ты-то ее на меня направил, как раз в момент, когда я почти добычу ухватил. Вот резонансом меня и выкинуло к тебе в матмир.
- Матмир?
- Угу, материальный мир.
- Погоди, глюк нематериальный... Кто такие циклики?
- Ты ваще неграмотный? Это червячки такие, живут в фантамире и питаются энергией новизны. Все твои цели и устремления, желание измениться и начать новую жизнь, открытия, сюрпризы - это всё приманивает цикликов. Они прилетают и жрут энергию - оттого твоя жизнь и зацикливается.
- Что?! Значит, я из-за этих гадов каждый год с Жанной ссорюсь?
- Америку открыл, Колумб хренов. Погодь, ты меня без еды оставил, а в матмире я постоянно хочу жрать, - сказал Выпрямляка и пошлёпал огромными босыми ступнями на кухню. Максим последовал за ним.
- Бутерброды будешь, с колбасой?
- Тащи сюды.
- Расскажи, как мне найти цикликов?
- Они ве нематевиальные, бавда, - прочавкал Выпрямляка, поглощая бутерброд. - Ты их мовешь увидеть тока, када сознание оглушишь.
- Это как?
- Ну, башкой треснешься. У тебя тады круги перед глазами цветные бегают, типа колечек. Вот это циклики и есть. Потом сознание включается, и ты их снова не видишь.
- И как мне эти... круги устранить?
- Говорилку мою попробуй. Только сосредоточься правильно: на цикликах и на выпрямлении жизни.

Максим возбуждённо ходил по кухне. Теперь он понял, отчего его жизнь катилась в тартарары. Он-то считал себя рохлей и балбесом, которому не хватает силы воли, чтобы отказаться от вредных привычек. А оказывается, во всём виноваты циклики!

- Спасибо тебе, Выпрямляка! Теперь я знаю, что делать.
- Погодь, торопыга, надо баланс поправить. Ты меня в матмир закинул - теперь надо для балансу тебя в фантамир переместить.
- Переместить? Это как?
- Легко! Когда люди помирают, их души отправляются в фантамир. Тела-то в матмире остаются, но пофиг на них. Я тебя сейчас того, и всё будет отлично.
- Но я не хочу... того!
- Не боись, я хороший охотник, быстро чикну, - ласково сказал Выпрямляка, прыгнул к столу и схватил нож для резки колбасы.

Инстинкт самосохранения сработал мгновенно: через секунду Максим обнаружил себя в коридоре с бешено бьющимся сердцем, подпирающим плечом кухонную дверь. Выпрямляка ломился в неё, что-то бурча. Дверь дёргалась, но не поддавалась. Максим лихорадочно соображал, что делать. Убежать? Похоже, чудик быстро бегает. Позвонить в полицию и сказать, что за ним гонится ушастый гоблин с ножом? Исключено. Подождать Жанну? Нет, нельзя впутывать её в этот трэш. Сразиться с Выпрямлякой? Он мелкий и, вроде, хилый - но у него есть нож. Найти бы что-нибудь длинное и увесистое, чтобы оглушить тварь...

Ёлка! Из неё выйдет отличная дубина.

Максим в два прыжка пересёк коридор и ворвался в комнату. Сзади послышался стук распахнутой двери и задорное улюлюканье. Максим кинулся к ёлке, споткнулся о коробку с подарком для Жанны и с размаху полетел на пол.

Голова гудела, перед глазами плыли цветные круги.
- Цикл, распрямись, к нам не вернись, - прошептал Максим. Круги медленно таяли. По лицу текло что-то липкое.

Звук ключа, поворачивающегося в замочной скважине. Максим перевернулся на спину и уставился на Жанну, которая стояла на пороге комнаты с круглыми глазами.
- Макс, что с тобой?! Что случилось?
- Ничего... не волнуйся, милая. Я просто уснул и упал с дивана.
- Ой, а что за коробка? И что тут за погром?
- Подарок для тебя. Сейчас наведу порядок - не успеешь распаковать.
- Очень мило, хотя ты мне и в прошлом году это дарил, - Жанна разглядывала подарок. - Но ты какой-то странный... Завтра начинаешь новую жизнь?
- Я уже её начал, дорогая.
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Пн янв 13, 2020 11:23 am

Текст №11. "Новогодние планы"

Новый Год - какая нелепица! Я давно перестал замечать разницу между цифрами в календаре. Думается, по-настоящему каждый день ценен только в том случае, если он - последний. То же самое касается и года.
Этот год станет для меня последним. Вот теперь то, думаю, есть смысл и отпраздновать. Новый год - действительно новый. Такого больше не будет.

Я долго шёл к этому. Не сказать, сколько. Шёл, как идёт время - каждый миг надувался, как мыльный пузырь, и лопался - очередным концом света.

Листья гонялись друг за другом по аллеям парка. Стоял хмурый декабрь, парки опустели, а значит, у опавших листьев - брачный сезон. Перед смертью не надышишься, не налюбишься.
Деревья обступили пруд, словно собравшись на водопой, и замерли, увидев своё отражение в холодной молочной ряби. Свинцовое, тяжелое небо, кажется, впало в спячку, и его седые волосы легли на землю густым туманом.

Утки окунали головы в воду, будто пытались найти на дне тайный клад, и я, мальчик в черной куртке со шрамом на правой щеке, стоя у края воды, искал его вместе с ними. Как и деревья, не мог оторвать взгляд от своего отражения. Но я видел не только настоящее, которое пленило моих спутников. Я видел всю свою тысячелетнюю жизнь, что готова была черным листом упасть в зеркало пруда, разбить его вдребезги и пойти ко дну.

Я видел детство. Как к отцу приходил человек, шептал ему на ухо что-то, искоса посматривая в мою сторону, и отец, подведя меня поближе, знакомил с этим человеком. У него был шрам на щеке, зрачки, как растёкшиеся чернила, и голос, словно песок пустыни, затягивающий и горячий.
Как смотрела на этого незнакомца мать, будто змея на заклинателя!

Именно этот муж со шрамом, когда я ещё был младенцем, предупредил отца о предстоящей опасности, и помогал скрыться.
Он часто навещал нас, и всегда приносил мне подарки. Стоило упомянуть о чём-либо - на следующий день это уже лежало у двери. Когда я захотел стать царём, он ответил, что непременно передаст мне свою корону, когда я вырасту.

У этого человека было много имён, и ещё больше лиц. Но я всегда видел его самим собой. И не было у меня большего друга, чем он. И не было никого ближе его.

Я вырос, и этот муж крестил меня в реке, словно сына. Я и был его сын. "Иди за мной", - сказал я ему, и шёл 3 дня и 3 ночи. Затем, остановившись, спросил о царстве своём, о котором говорил в детстве.
Сквозь закрытые уста отвечал он мне: "Ты получишь царство, если 40 дней будешь голодать в пустыне, и выдержишь".

40 дней и ночей алчущим скитался я по пустыне. На 41 утро, столь же туманное, бледное, как нынешнее, он вновь пришёл и сказал: "Если ты Сын Мой, бросься вниз. Да не разобьёшься ты и не преткнёшься о камень ногою Твоею".
Помню, как я стоял на краю, и смотрел вниз - как сейчас в пруд. Я видел себя сегодняшнего, я видел будущее. Я знал, что по вере моей да будет мне, и сквозь клокочущий в груди страх сделал шаг. И полетел.

И сказал мне человек со шрамом: "Если ты Сын Мой, скажи, чтобы камни сделались хлебами". Помню, как смотрел на камни, и в каждом из них видел дворец, что могу воздвигнуть. И ответил я: "не хлебом единым жив человек", и воздвиг в пустыне дворцы 9 царств. И сказал мне отец мой: "Тебе дам власть над всеми царствами и славу их, когда преодолеешь смерть и коронуешься венцом терновым".

И ходил я по всей земле, и проповедовал во славу царств своих. Царской волей лечил проказу и воскрешал умерших, прощал блудниц и неверных, как моя мать, жён, увещевал и кормил, утешал и дарил надежды.
И схвачен был за проповедь свою, и судим, и бит, и коронован венцом терновым на крестовый трон.
И был распят. Но на кресте смерть не пришла ко мне. Взяла 13 монет, и не пришла, блудница!

На плечи сел ворон, и клевал до жил, клевал печень, и продолжалось это много лет. И не было этому конца, пока не сошёл я с креста, отчаявшись умереть на троне.
Я узнал в вороньих глазах глаза отца. В них желчью разливался смех и налипал на мысли, лился смолой, жёг душу. Ясность ударила солнечным лучом: преодолеть смерть - это по-настоящему захотеть умереть, раз и навсегда, не надеясь воскреснуть. Верить, но не надеяться!
Отец проклял меня. Проклял надеждой.

Тысячи лет ходил я меж людей. Искал её, чтобы отомстить, и забрать своё царство. Я насылал чуму и холеру, войны и голод, я стравливал народы и разбивал семьи. Я пел ей песни и строил в её честь города, устраивал турниры и дрался на дуэлях. Я утешал каждого умирающего, и душил его своей рукой. Я поджидал смерть в тёмных углах и в бутылке вина, в глубинах океана и в горных расщелинах, в буквах романов и на острие шпаги.
Я, как Магеллан, обошёл весь мир. Но она ускользала из рук, как миг, что вечно будет в прошлом.

Я перепробовал тысячи способов самоубийства, но не получил ни царапины.
Пробовал полюбить кого-то, надеясь, встретив смерть возлюбленного, от горя поймать её за шиворот. И мне казалось, что я почти влюблялся. В изящных и тонких девушек, в прекрасных и стройных юношей. И всё же никогда я не был готов пожертвовать ради любимого собственной жизнью. Только ради себя, и только чтобы воскреснуть.

Я застыл в этом мире, я превращался в статую. Я хотел умереть, не желая умирать. Я хотел любви, не желая любить.

Часто грезил о героической гибели, и порой раскалённой иглой колола жгучая, перченая зависть - прямо в горло. Перехватывало дыхание. У кого-то есть шанс выйти на дуэль со смертью. Я же проклят надеждой.

Много раз, увязнув в глухой и мутной тине, рвались все нити - я лез в петлю, как казалось, без всякой надежды. Но надежда таилась в глубине глаз, и потому я не умирал.

И вот сейчас, стоя у пруда и смотря в свою развороченную душу, я попытаюсь снова. Я попробую ещё раз, хотя не верю ни во что. Моя смерть будет праздником и испанским карнавалом. Я прожил жизнь, как год, и ничего в ней больше не увижу. Пора начинать новый год, и новую жизнь.

Пройдусь ещё раз по аллее, разбросаю жухлые листья. Ворон перелетит через дорогу, и сквозь этот сон наяву раздастся карканье. Это сигнал.

Вот и всё, и всё, мой друг.

Я надеюсь, что и на моей улице будет праздник. И новый год наступит.

Я снова надеюсь...
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены

Конкурс новогодних миниатюр #Как снег на голову

Сообщение Literax » Вт янв 14, 2020 4:37 pm

Текст №12 (внеконкурс). "Чудо"

Рисунок был закончен. Эндж окинула яркую картинку победоносным взглядом. У существа были неестественно длинные руки и ноги, а кожа была выведена чистыми белилами. Отдаленно в нем можно было уловить силуэт человека, контуры которого обвели синим маркером. За его спиной красовалось четыре крыла, густо усеянные блестками и стразами. Эндж завороженно смотрела на рисунок, затем произнесла:

- Хочу, чтобы он ожил.

Это желание Эндж загадывала каждый Новый Год. Оно зародилось совершенно неожиданно, как и любой каприз, выросло из прихоти, приняв форму конкретной вещи и надолго засев в душе. Эндж хотела фею.

***

Снег блестел в свете утреннего солнца. Был конец декабря и северный ветер только сейчас пригнал белые тяжелые облака в их солнечный край. Снег был настоящим чудом для их южного городка. Эндж закрыла глаза и представила, как тысячи маленьких фей мечутся между упавших снежинок и тихо перешептываются друг с другом. Одна из них отделяется от общего вихря, подлетает к самому носу и протягивает руку, зовет: "идем, идем же со мной!". Эндж, не думая, поддалась на голос, и фантазия увлекала ее.

Но снег скрипнул у самого уха. Никаких фей не было, только ровная полоса снега. Эндж тяжело вздохнула. Где-то издали доносились веселые голоса детей, но ее к ним совершенно не тянуло. Ей хотелось фею, а феи любят тишину.

- Что ты хочешь на новый год? - спросила мама, когда Эндж пришла домой.

- Фею.

- А кроме?

Девочка задумалась.

- Фею.

Мама покачала головой.

- Но их же не бывает...

- Под новый год возможно все!

Эндж топнула ножкой, будучи полностью уверенной в своих словах. Мама лишь вновь покачала головой.

- Вот скажи, зачем тебе фея? Думаешь ей будет хорошо у нас?

- А я все равно хочу. Что плохого в том, что у меня будет фея?

Эндж подошла к тумбе, где, словно ровная полоска снега, была рассыпана мука для обкатки теста.

- Я буду с ней играть и заботиться о ней буду: гулять с ней, кормить ее.

- Но все то же самое можно делать с собакой...

- Зачем мне собака? Она же не фея!

Мама не стала спорить с дочерью, и Эндж быстро стало скучно. Она отправилась в свою комнату, забралась на кровать и мельком глянула в окно, где бликом горели ее полные веры глаза. За окном завывала метель.

- Снежные феи бушуют...

Глаза слипались, Эндж быстро провалилась в сон.

Разбудил ее легкий скрип, словно кто-то семенил по свежевыпавшему снегу. Маленькое существо металось по комнате: тело его излучало голубоватый свечение, а размером оно было не больше указательного пальца. Эндж завороженно наблюдала, как оно подлетает к ней, а затем резко сомкнула ладоши. Существо затрепыхалось в них приятно щекоча, словно пойманная бабочка. Невероятно холодная бабочка. Одним глазком Эндж взглянула в небольшую щелку и обомлела. Белоснежная кожа, тонкие, словно игрушечные, руки и две пары полу-прозрачных крыльев. Ошибки быть не могло — это точно была фея. Ладонями Эндж чувствовала ее холодное дыхание и быстро бьющиеся сердце. Вместо человеческой речи, она издавала легкий колкий звук, бесконечно печальный.

- Подожди, я тебя выпущу... Ты только не улетай!

Эндж раскрыла ладошки. Фея медлила прежде чем вновь вспорхнуть, словно не веря в дарованную свободу. Эндж захлопала в ладоши, заливаясь звонким смехом. Она скорее хотела показать чудо:

- Мама! Мама!

Женщина вошла в комнату на крик.

- Мам, смотри, фея!

- Отпустила бы ты её на волю, Эндж, - лишь покачала головой Мама.

Но Эндж недоверчиво посмотрела в её сторону и прижала холодное маленькое чудо к груди. Она бы ни за что не рассталась со своим сокровищем.

***

Новый год пропах мандаринами, елью и воском. Эндж радостно распаковывала подарки, запуская туда руки по самые локти, и извлекая на свет множество ярких красочных игрушек. Эндж с восторгом крутила в руках новые вещички, особенно ей понравилась стеклянные глаза куклы. Фея тихо дожидалась в углу, обиженно бурча на своем тонком языке. Наконец, не выдержала и попыталась отобрать подарки. Эндж отогнала ее одним взмахом ладони.

- Уйди!

Фея хотела что-то возразить, но была накрыта банкой и отнесена на чердак. Там и забыта. Прошло две недели, а к ней так никто и не пришел. Эндж поднялась по пыльной, скрипучей лестнице только в последний вечер зимних каникул, провела со своим ненаглядным чудом полчаса, и спустилась. Ей еще надо было успеть показать новую куклу своей подруге. Больше Эндж не приходила. Фея металась в закрытом помещение, зовя на помощь, но так и не была услышана.

Весной, когда теплое солнце прогрело воздух, и он тонкими струйками просочился на чердак, фея села на дно банки. Руки её горели, а ноги плавились. Солнечные лучи просочились в темный угол, через небольшую щелку в крыше, и упали прямо на маленькую фигурку. Фея вспыхнула, озаряя темный чердак в последний раз.

Эндж вспомнила о ней только осенью, с приходом первых холодов. Она нехотя забралась на чердак, но обнаружила там лишь пятно гари на стекле. Эндж с грустью окинула взглядом помещение, но своего сокровища так и не нашла. Вниз Эндж спускалась, опустив голову вниз.

- Что случилось, солнце? - встревоженно спросила мама, заметив грусть на лице дочки.

- Кажется, моя фея улетела... Но она же вернется, если я вновь загадаю это на Новый Год?
Аватара пользователя
Literax
Местный
Местный
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: Пт ноя 17, 2017 12:04 am
Медали: 1
Профессия: Ведущий Лит.арены


Вернуться в Литературная арена

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Asqard, Самотипирование, Google [Bot], Google Adsense [Bot], luchnivik, Marat, Maxi, Neo, pupsik, rtanya, SeaSoul, Yandex 3.0 [Bot], ветер перемен, Владимир Львов